?

Log in

No account? Create an account

1957_anti


Коммунистическое движение имени «Антипартийной группы 1957 года»


[sticky post]Верхний пост. Краткая информация о нас
murzatyi
Вы оказались на странице сообщества коммунистического движения имени «Антипартийной группы 1957 года». Если это ваш первый визит сюда, то настоятельно рекомендуем ознакомиться с текстом ниже.

Движение названо в честь последних соратников И. В. Сталина, предпринявших 18 июня 1957 года попытку преодоления контрреволюционного переворота и возврата СССР на путь построения коммунистического общества. Конечной целью Движения является создание коммунистической партии, основанной на верном понимании идей Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Но без длительной разъяснительной работы, без достаточно большого количества единомышленников ни о какой партии речи идти не может. Поэтому на данном этапе основными задачами, которыми занимается Движение, являются агитация и пропаганда.


Read more...Collapse )

В любом случае, мы рады видеть вас на страницах ресурсов Движения, даже если наши взгляды не совпадают.

Поэма о Ворошилове (отрывки)
1957anti

Под царским орлом, под червонной короной

Страдали от черной нужды миллионы.

 

Стонал от обиды и горя казах,

Стонал украинец с тоскою в глазах.

 

Под байской камчой, под помещичьей плетью,

Расправы кончались увечьем и смертью.

 

Звенел в украинских краях бандурист

О том же, о чем в Казахстане домбрист.

 

В степях Казахстана, в полях Украины

Трещали и гнулись бедняцкие спины.

 

Чужими руками собрав урожаи,

Помещики жили, как жирные баи.

 

Чтоб сделать народ и глухим и слепым,

Как муллы, дурманили разум попы.

 

Полиция стаей вороньей кружила.

В те годы родился там Клим Ворошилов,

 

Сын бедного люда, труда и нужды,

Он рос, как весенний цветок без воды.

 

Его не ласкала весна голубая.

Он с детства чабанил у жадного бая.

 

За стадом хозяйским ходил он босой,

Ел хлеб с лебедой, умывался росой…

 

Хоть детство у Клима и было несытым,

Но вырос он стройным, веселым жигитом…

 

Работал он много, и живо кипело

В руках его самое трудное дело.

 

В Донбассе, в суровом шахтерском гнезде,

Где люди и уголь как в Караганде,

 

Он был на заводе, что глухо грохочет,

В кругу украинских и русских рабочих,

 

Таких же бездольных и бедных как Клим,

Привычно глотавших удушливый дым…

 

На черных заводах и в шахтах Донбасса

Свой гнев накаляла рабочая масса,

 

Она к забастовке готова была,

Молчала и только сигнала ждала.

 

И подал сигнал наступления Клим,

И двинулась грозная масса за ним,

 

И ветер раздул как костровое пламя,

Горячее, красное, гневное знамя.

 

Пред Климом восход лучезарный блестел

И ветер восстания в уши свистел.

 

Казахи! Искать ли далеко примера!

Мы помним восстание против Джангера,

 

Когда против хана поднял Исатай

Степной, изнуренный, истерзанный край,

 

Когда длинногривые кони летели,

Облитые заревом сабли блестели

 

И злобные стоны бегущих врагов

Сливалися с музыкой звонких подков.

 

У Клима отвага и воля крутая,

И львиная сила, как у Исатая,

 

И дум чистота, и горячая кровь,

И пламенный ум, и к народу любовь.

 

И в юности ранней, как в зрелые годы,

Боролся он смело с врагами народа.

 

Неслись над страною под плач похоронный

Железные стоны,

Кандальные звоны.

 

Всех лучших людей император бросал

В сибирскую стужу, в седые леса.

 

Туда, где бураном пути запушило,

Шагал под конвоем и Клим Ворошилов.

 

Но он перед царским штыком не дрожал,

Из ссылки суровой он скоро бежал.

 

Скрываясь, тайком, с неудачами споря,

Пробрался к прибою Каспийского моря,

 

Где черными вышками на берегу

Стояло, пропахшее нефтью, Баку.

 

Мы помним могильные душные ночи,

Мы знаем заслуги бакинских рабочих,

 

Которых коронный злодей не сломил,

Которых сам Сталин на штурмы водил.

 

В Баку нефтеносном ни разу я не был,

Но встала в глазах моих вышками Эмба,

 

Звезда Казахстана, царица ночей,

Жемчужина черная наших степей.

 

Там, мощно из недр извергаясь глубоких,

Поют, как в Баку, нефтяные потоки.

 

Мы видели много на нашем веку,

Мы смотрим на Эмбу и видим Баку.

 

Сквозь прошлые годы, как в проседи дыма,

Мы видим в Баку Ворошилова Клима,

 

И с ним человека суровой красы,

Кто умный свой смех любит прятать в усы.

 

Кто дал нам, казахам, руками своими

Свободу,

И земли,

И самое имя,

 

Кто в Грузии вырос, как горный орел,

В Баку прилетел и к победам повел…

 

Как счастлив был Клим, большевик из Донбасса,

Работать с вождем восстающего класса.

 

Речам его мудрым и ясным внимать,

Его понимать и ему помогать,

 

С ним вместе в подполье готовиться к бою,

Чтоб стать навсегда его правой рукою,

 

И быть с ним всегда заодно на земле –

В подполье, в окопах, в боях и в Кремле.

 

В грозовую пору народных волнений

Живил нас сияющих ленинский гений,

 

Глаз Ленина видел вперед на века,

Была его мудрость, как жизнь, велика…

 

Вожди человечества Ленин и Сталин

На штурмы вели и к восстанию звали.

 

Был клич их к народу могуч и грозов,

И Клим Ворошилов услышал их зов.

 

Сидел еще царь Николай на престоле,

А Клим Ворошилов в глубоком подполье.

 

Пред темными тюрьмами Клим не дрожал,

Жигитов винтовками вооружал,

 

Чтоб биться за солнце, за воздух, за волю,

За счастье народа, за светлую долю,

 

Чтоб шахты у жадных хозяев отнять,

У жирных помещиков земли забрать,

 

Чтоб вырвать у баев стада и джайляу,

Что нами добыто,

Что наше по праву.

 

Чтоб силой оружья добиться победы,

Чтоб свергнуть позорную власть мироедов,

 

Чтоб, гневом и ненавистью горя,

С престола согнать кровопийцу-царя…

 

Октябрь прогремел над страною как гром.

Парил Ворошилов могучим орлом.

 

В суровые годы когтил он немало

Врагов революции – подлых шакалов.

 

Куда прилетал он, орел молодой,

Стихал там шакалий озлобленный вой.

 

В стране создавались и крепли советы,

И Ленин писал для народа декреты…

 

Навек беднота получила тогда

И земли, и воды, и степь, и стада.

 

Запела о счастье страна молодая,

Но злобных стервятников черная стая

 

Летела, чтоб когти расправить, напасть,

Чтоб светлое счастье народа украсть,

 

Чтоб в прах превратить, и развеять советы,

И, в клочья порвав, уничтожить декреты…

 

В страну, где помещичьей власти не стало,

Кровавой дорогою шли генералы.

 

С востока спешил кровожадный Колчак,

Шел с юга Деникин со сворой собак,

 

И с запада лезли,

И с севера мчались,

Их крики и вой над страной раздавались.

 

Царицын на Волге, как крепость, стоял,

Ключи от Москвы он в ту пору держал…

 

Там к смерти готовы, под гул канонады

Встречали врагов боевые отряды,

 

Там ливни хлестали, но порох был сух –

Там Сталин,

Там правда,

Там сталинский дух.

 

В трудах обороны, в раскатах сражений

Сказался немеркнущий сталинский гений,

 

И опыт могучий, и пыл боевой,

И сила, и знанья, и воля его.

 

Над Волгой тревожно метались зарницы,

Стоял, как утес неприступный, Царицын.

 

Врагов революции Сталин крушил,

К нему Ворошилов на помощь спешил.

 

На волжскую ширь, с бирюзового Дона

Он к Сталину вел боевые колонны.

 

Так снова сошлись под огнем боевым

Батыр революции Сталин и Клим.

 

Умел Ворошилов с врагами бороться,

И Сталин назначил его полководцем.

 

И двинул войска в наступление Клим,

И вспыхнула золотом сабля над ним.

 

Не знала история старого мира

Такого, как Клим, полководца-батыра.

 

Где было опасно – туда он скакал

И, в битву кидаясь, бойцов увлекал.

 

За Климом, как птица, победа летела,

И Волга от вражеской крови краснела.

 

Враги откатились. И, мужества полн,

Царицын стоял, как утес среди волн.

 

Сказал Ворошилов: «Враги отступили,

А сабли и пики у нас не ступились…»

 

И Сталин, потрогав рукою усы,

Светло улыбаясь, промолвил: «Жаксы»…

 

На площади был я в день Первого мая.

Там флаги шумят, словно маки, пылая…

 

Там солнце горит на шелках и парче.

Там много улыбок, цветов и лучей.

 

Идут там под шелесты веток зеленых

В халатах и шелковых платьях колонны.

 

Там в братских отрядах, в сплоченных рядах –

Узбек и грузин, белорусс и казах…

 

Металлом звеня и гремя водопадом,

Там войско проходит военным парадом.

 

Идут под ружьем за полками полки,

И сизою сталью мерцают штыки…

 

По площади скачет в боях закаленный,

Прославленный маршал,

Нарком Обороны,

 

Добывший свой опыт в дыму и огне,

Батыр Ворошилов на белом коне…

 

Гремит над Кремлем орудийный салют,

Бойцы молодые присягу дают,

 

И эту присягу страна повторяет

От тундры до степи, от края до края.

 

И держит страна, как учил ее Клим,

Штыки наготове и порох сухим.

 

Нарком Ворошилов страну молодую

В броню заковал неприступно-стальную.

 

Как Сталин сказал – стрелять научил,

Как Сталин сказал – летать научил,

 

Как Сталин сказал – побеждать научил,

Границы, как жизнь, охранять научил,

 

Стране Ворошилова вырастил Сталин,

Наркомом огня, героизма и стали.

 

Любой командир и любой кзыл-аскер,

В наркоме и маршале видит пример.

 

Вселенная снова в крови и пожаре,

Повеяло запахом стали и гари.

 

По всей Абиссинии – жалобы вдов,

В Испании льется горячая кровь,

 

Маньчжурские сопки дымятся в боях,

Кровавые схватки в китайских краях…

 

На всех рубежах наших встали дозоры,

Крадутся враги, как презренные воры,

 

Как склизкие змеи, на брюхе ползут,

Шпионят, взрывают и яды несут.

 

Мы вскрыли берлогу изменников мерзких,

Собака Гамарник, шакал Тухачевский

 

Задумали Армию нашу предать,

Задумали Родину нашу продать.

 

Но встала страна, ощетинясь штыками,

На Красную площадь равняясь сердцами,

 

И грохотом бурь, водопадов и гроз

Народ над вселенною голос вознес:

 

«Батыр Ворошилов! Свободный народ,

По первому зову оружье возьмет.

 

Взмахни только саблей – и мы за тобою

Без трепета выйдем к священному бою.

 

Как только тобою приказ будет дан –

Поднимется грозно степной Казахстан,

 

Коней оседлает и саблями брызнет

В защиту счастливой и радостной жизни.

 

Жигиты отважные выйдут из нас,

Каких не знавали Тимур и Манас,

 

Какие не мчались песками империй,

При Кире Персидском и при Искандере…

 

Взмахни только саблей, вождем тебе данной,

И встанут под знамя полки Киргизстана,

 

Разведчики знойного Узбекистана,

Отважные всадники Туркменистана,

 

Танкисты орлиного Таджикистана,

Бесстрашные летчики Азербайджана –

 

Рванутся в походы, как смерч, как буран,

Одиннадцать страха не знающих стран.

 

Одиннадцать стран, полных мощи и силы,

И ты поведешь их, батыр Ворошилов!

 

И ты их обрушишь, прекрасен и смел,

На тех, кто границы нарушить посмел.

 

Нам дорого счастье и честь дорога.

Клинками в куски мы изрубим врага…

 

Нам кровью добытая жизнь дорога,

Мы в землю горячую втопчем врага.

 

Любимая Родина нам дорога –

Мы будем рубиться на землях врага.

 

Рубиться – и в зной, и в дожди, и в снега

До полного уничтоженья врага.

 

Чтоб Сталин, рукою потрогав усы,

Узнав о победе, промолвил «Жаксы».

 [1937]

Джамбул. Песни и поэмы. М.: Государственное издательство «Художественная литература», 1938.  С. 149-165.

Поэма о Ворошилове (отрывки)


Песня о кумысе
1957anti

В проклятую пору, в разбойные годы,

Душили нас беды, томили невзгоды,

Мы пили арычную, желтую воду,

А баи – хмельной, золотистый кумыс.

 

В богатых кувшинах струею играя,

Ты радость давал только биям да баям.

Ты зависть внушал нам и был проклинаем,

Лишь байскую кровь согревавший, кумыс.

 

На праздничных тоях, привычный и ходкий,

Вливался рекою ты в байские глотки,

Степной, не имеющий крепости водки,

Бодрящий, не сладкий, душистый кумыс.

 

Но трубы борьбы прогремели над нами,

Мы с саблями встали под светлое знамя,

Чтоб баев прогнать и владеть табунами,

Дающими мясо, и сыр, и кумыс.

 

Где баи? В могилах и за рубежами,

В зловонной, наполненной змеями, яме;

Шипя от бессилья и злобы ужами,

Пожалуй, не пьют они больше кумыс.

 

Все наше: и степи до самой границы,

И воды в арыках, и овцы, и птицы,

И рыжие, словно закат, кобылицы,

И, пахнущий солнечной степью, кумыс.

 

Ты наши джайляу собой украшаешь,

В стахановцев свежие силы вливаешь,

Здоровье героев страны укрепляешь,

Густой, ароматный и крепкий кумыс.

 

Так пенься, просясь в пиалу из кувшина,

Чтоб песни на тоях колхозных взвились,

Напиток батыров с просторов орлиных,

Холодный и чистый, как снег на вершинах,

Веселый и звонкий, ядреный кумыс!

 [1937]

Джамбул. Песни и поэмы. М.: Государственное издательство «Художественная литература», 1938. С. 83-84.

Песня о кумысе


Пролетариат разбушевался
1957anti

Недавнее видеообращение пенсионеров ОМОНа, которых обманули с жильем и поселили в халупы вместо квартир, стало своего рода первой трещиной монолитной власти.

В своем обращении к президенту заслуженные силовики говорили о том, что они верой и правдой служили Родине, а их вместо благодарности вышвырнули с семьями на улицу.

Ну, да не в этом суть. Так вот, эти люди не понимают, как после всех их "заслуг перед Отечеством" их могут просто взять и выбросить на помойку? Может, это какая-то чудовищная ошибка?

Нет, ребята, это не ошибка. Это закономерная судьба барашков при капитализме, искренне веривших в сказку о добрых и справедливых волках. Вроде как, эти мудрые волки раньше сенца какого-никакого подкидывали, и рассказывали о том, что и они будут сытыми, и овечек целыми оставят.

Ревизионисты-псевдокоммунисты (оппортунисты) служащие капиталистам, усиленно внушали силовикам, что они служащие, приближенные к буржуазии, а не пролетариат. Сейчас силовики узнали, что они обычные рабочие, которых спокойно могут кинуть капиталисты, как простых Джамшутов.

Они верили сладким сказкам ревизионистов, что дела рабочих их не касаются, их главная задача не мешать, главным игрокам и спасать государство от пятой колонны. А теперь выяснилось, что пятая колонна это они, а патриоты это капиталисты в правительстве. И они - это, что же такое - боже милостивый, они нас... сожрать собираются. Да, ребятки, именно так выглядит классовая борьба - вам чешут, что вы особенные (“средний класс”, “креативный класс”,”служащие”) и как только вы поверите, сразу выкидывают на помойку, как пенсионеров и рабочих.

Приведу еще несколько примеров наплевательского отношения капиталистов к силовикам.

Например, в Коломне находится санаторий ФСБ, практически под окнами которого нагородили свалку. Прекрасный вид, оздоравливающий запах, все для служивых. Казалось бы, мелочь, ну что такого-то? Да, мелочь, осадочек-то остается и копится, как накипь в чайнике.

Дальше: Казань и мусоросжигательный завод в шаговой доступности от дома, где проживают борцы с экстремизмом. Опять же, мелочь, не стоящая внимания вроде, а приглядишься: сквозит все тот же, ничем не прикрытый пофигизм, как и в случае с ОМОНовцами и их новыми лачугами.

Это очень хороший и наглядный пример для тех, кто сейчас стоит в очереди, чтобы записаться в ряды Нацгвардии, прельщенный длинным рублем, безработицей и якобы близостью с властью капиталистов, которая вынуждают вас идти против рабочих.

Ребята, капиталисты себя не обидят, а вас кинут. 

Но все это уже начало доходить до наших силовиков, которые поняли, что они пролетарии, не изучая не только Маркса и Ленина, но и тем более их перепевки всякими рабиновичами. Они пока по инерции продолжают на что-то надеяться и записывать негодующие видеообращения.

Пенсионер из Бийска радуется елке и прославляет глубинный народ, который всем этим управляет.

Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака:

  1. Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класс и, создающим трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.
  2. Обострение выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.
  3. Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную, эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, революция - по общему правилу - невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией. Такая ситуация была в 1905 году в России и во все эпохи революций на Западе; но она была также и в 60-х годах прошлого века в Германии, в 1859-1861, в 1879-1880 годах в России, хотя революций в этих случаях не было. Почему? Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят».

Ленин В. И. ПСС Т. 26.

Классовая борьба в стране на фоне кризиса начинает обострятся и в политику начинает втягиваться все больше и больше народа, который начинает интересоваться, а где обещанная стабильность и беспрецедентный рост зарплат? Это нарастание революционной ситуации, по Ленину.


Многие думают, что власть молча и безмятежно наблюдает, как китайский философ за классовым противником - левыми (Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага.)? Там не дураки сидят, они хорошо знают историю и не повторяют ошибок Николая 2, когда его правительство так активно ругали большевиков, что все стали интересоваться:

-Хм..а кто это такие? Надо почитать.

В результате, они работали как пропагандисты большевиков.

Власть, не имея возможности в открытую разгромить массовое левое движение, пытается его возглавить через своих ставленников - ревизионистов, использующих коммунистическую риторику, привлекая даже правых и либералов! Подкидывая помощников и верному псевдокоммунисту Зюганову, который конь настолько уже старый, что в борозду не попадает. Вам нужны факты?

Например Стариков, который написал кучу книг про Ленина-немецкого шпиона, разрушившего во имя Англии процветающую Российскую Империю,  переобувается на ходу.

Ленин и сегодня актуален. Только актуальность эта не прямолинейная. Она сложнее. Читая Ленина, можно видеть, как он ошибался, как то, о чем он мыслил, не случилось или не воплотилось. И уж в любом случае Ленин — это пример политической гибкости при сохранении цели, к которой он ведет партию и страну. Брестский мир, помощь революциям в других странах, концессии с капиталистами, национализация, НЭП, военный коммунизм, золотой червонец, изъятие золота — это далеко не диаметрально противоположные меры, которые реализовал Ильич за какие-то пять лет!

Сегодняшние неомарксисты любят СССР. Мы его тоже любим. Но когда нам предлагается сразу перенестись из 1916 года в 1976 год, минуя две страшные войны, гражданскую мясорубку, голод, тиф, разруху, массовую эмиграцию из России, надо понимать, что это либо наивность и полное незнание даже самого Ленина, либо нечто, что гораздо хуже простого незнания.

Читайте Ленина. Чтобы 22 апреля 2020 года к 150-летию со дня его рождения сформировать отношение к этому, безусловно, одному из величайших деятелей в человеческой истории.

http://zavtra.ru/blogs/chitajte_lenina

По крайней мере в одном он прав: читайте Ленина. А уже потом Старикова. Или не читайте Старикова - ничего не потеряете.

Мастер исторического фентези понял, что на патриотизме правых уже сытно не покушаешь, решил заделаться левым, авось власть подкинет деньжат на новую партию и сбор подписей против пенсионной реформы в администрацию президента. Ну ладно, человек завидует новым и успешным оппортунистам Кургиняну, Александру Роджерсу и профессору Попову. Но он не один такой умный, креативный и красивый.

И я очень горжусь, что в этот день, 149 лет назад в небольшом русском городке Симбирске, гдето между Саратовом, Самарой и Казанью, родился Владимир Ильич Ленин, родился гений революции, человек, который знал, смог, создал и защитил первое в мире справедливое социалистическое государство, Советский союз.

Государство без рабов и господ, государство, победившее гитлера, покорившее атом и космос. Эту страну отняли у нас предатели, но ее до сих пор помнят, любят и ждут до слёз во всех уголках нашей бескрайней родины.

Друзья, я не отмороженная на голову коммунистка. Я нормальный человек, живущий в Москве в 2019 году. Вокруг меня капиталистическая Россия и я снимаю это видео на китайское Яблоко.

Но я вижу и слышу, что происходит вокруг. Я вижу, что от имени Ленина и сейчас корежит всяких гадов. Тех, кто делает нас социальными животными, живущими в муравейниках, пашущими на хозяев, пьющими и жрущими дрянь из Магнитов и Пятерочек и глазеющими в телеящик. Тех гадов с рублевских дач, которые плюют на нас и учат нас жить.

Я уверена, что вернется и Ленин, и большая справедливая страна. Надо учиться, думать, делать выводы и слышать дыхание революции. Быть готовыми и не упустить шанс.

Все еще будет! С днем рождения, Ильич!



https://echo.msk.ru/blog/m_naumova/2412733-echo/

Кто же это мог написать? Марьяна Наумова, блогер с Эха Москвы (главный спонсор Газпром, если кто забыл - народное достояние), официально на их сайте и админ ее не банит. И ее за эту крамолу никто не увольняет!

Вывод

Левое движение на фоне кризиса в стране, начинает захватывать аполитичных людей, создавая революционную ситуацию. Силовики, врачи, строители и т.д.

Скоро мы увидим объединенные стачки, не отдельных заводов и больниц, а объединенные - рабочих и силовиков, которые тоже являются пролетариями и поддерживают протестное движение.

Власть, не имея возможности в открытую разгромить массовое левое движение, пытается его возглавить через своих представителей (оппортунистов-псевдокоммунистов всех мастей), для этого она начала привлекать даже правых и либералов!

P.S. Оппортунизм - движение, ставящее свой целью склонить пролетариат к капитуляции.

 

 

Пролетариат разбушевался


Великий Сталинский закон
1957anti

Песня моя, ты лети по аулам,
Слушайте, степи, акына Джамбула!

Много законов я в жизни знал,
От этих законов согнулась спина,

От этих законов слезы текли,
Глубокие складки на лбу залегли.

Законы Аллаха, законы Аблая,
Законы кровавого Николая.

По этим законам детей отбирали,
По этим законам людей убивали,
Девушек наших, как скот, продавали.

По этим законам аулы редели,
По этим законам баи жирели
И крепко на шее народа сидели.

По этим законам гуляли, как смерч,
Бесправие, голод и смерть.

Песня моя, ты лети по аулам,
Слушайте, степи, акына Джамбула!

Маленький след – дорогу рождает,
Море – из родника вырастает,

Из камня – упругая сталь выходит,
Из слова – рождается мудрость в народе.

От жизни счастливой — рождаются дети,
Самые радостные на свете!

А с ними в колхозе рождаются песни,
Всех песен красивей, всех песен чудесней!

Звени же, домбра, по колхозным аулам,
Слушайте, степи, акына Джамбула!

Слушай, Кастек, Каскелен, Каракон,
Я славлю Великий Советский Закон!

Закон, по которому радость приходит,
Закон, по которому степь плодородит,

Закон, по которому сердце поет,
Закон, по которому юность цветет,

Закон, по которому служит природа
Во славу и честь трудового народа.

Закон, по которому вольным джигитам
К подвигам смелым дорога открыта,

Закон, по которому в праздник наш
Овеяна славой родная Куляш.

Закон, по которому едут учиться
Дети аульные в школы столицы.

Закон, по которому все мы равны
В созвездии братских республик страны.

Пойте, акыны, пусть песни польются!
Пойте о Сталинской Конституции.

С песней, акыны, идите на сходы,
С песней о братстве великих народов,

С песней о родине нашей цветущей,
С песней, к труду и победам зовущей.

Заботой согрел миллионы сердец
Сталин — мудрейший, любимый отец!

[1936]

Джамбул. Песни и поэмы. М.: Государственное издательство «Художественная литература», 1938. С. 39-41.

Великий Сталинский закон


Кто кого заваливал трупами во второй мировой или о современных защитниках Сталина
1957anti

"Либералы" рассказывают нам, что СССР в ходе войны потерял 27 млн человек и на этом основании утверждают, что советские войска победили, заваливая трупами немцев. Патриоты грудью встают на "защиту" Сталина и дедов, объясняя, что мы потеряли 27 млн человек, потому что немец был слишком силен, а красная армия поначалу не умела воевать... вам тоже кажется, что эти спорщики на самом деле утверждают на разные лады одно и то же, вбивая нам в голову придуманную при Хрущеве и Горбачеве брехню про 27 миллионов?

 

Кто кого заваливал трупами во второй мировой или о современных защитниках Сталина

Tags:

Песня о друге Сталина
1957anti

Между Ер-Назаром и шумной Москвой

Гребни Уральских гор,

Степи, луга с изумрудной травой,

Волга, сияющая бирюзой,

Яшмовый блеск озер...

 

Если бы мне снарядить караван

И на верблюжьем горбу

Ехать в Москву сквозь росу и туман,

Я проклинал бы судьбу.

 

Сдохли бы все мои верблюды,

Дождь бы размыл следы,

Я бы покинул аул молодым,

Прибыл в Москву седым...

 

Но не седлал я себе верблюда,

И не седлал коня,

Мчали сквозь степи твои поезда

Легче журги меня.

 

Волны бежали в густой траве,

Степь утопала в цветах.

Поезд от Алма-Аты к Москве

Повел машинист-казах.

 

Поезд не опоздал ни на час,

Bo-время прибыл он.

Твой, Каганович, могуч приказ,

Слово твое — закон.

 

Армию смелых ведешь за собой,

Сталинец верный ты.

И засиял семафор звездой,

 

Рельсы легли, и над сизой водой

Встали стальные мосты.

 

А в Казахстане – гриваст, красив,

Словно миллионом копыт,

Огненный и вороной Турксиб

Звонко в степях гудит.

 

А в Казахстане цветет душа,

Радуясь быстрой езде,

От голубого, как день, Балхаша

К черной Караганде.

 

Это все дело твоей головы,

Труд твоих крепких рук,

Смелый и сильный, как сильны львы,

Сталинский близкий друг!

 

В недра земли в Москве я попал,

В мраморное метро.

Там, как от сказочных опахал,

Веет прохлада ветров.

 

Поезд подземный летит стрелой,

Лестница как водопад.

Лампочки в этом дворце под землей

Ярче созвездий горят.

 

Нет, ни в одной из подлунных стран

Так не поют сердца!

Нет, никогда и сильнейший хан

Не жил в таких дворцах!

 

Ты, Каганович, метро создал,

Подвиги ты вдохновлял,

Первым лопату ты в руки взял,

Недра земли ты первым копал,

Первый давал сигнал…

 

Пусть в тебе силы кипят и растут,

Будь ты здоровьем богат,

И вдохновляй возрожденный люд

На большевистский доблестный труд,

Сталина младший брат!

 [1936]

Джамбул. Песни и поэмы. М.: Государственное издательство «Художественная литература», 1938. С. 32-34.

Песня о друге Сталина


Речь Сталина на вечере, посвященном памяти В.И. Ленина
1957anti

Товарищи! Мне сказали, что у вас тут устроен вечер воспоминаний о Ленине, а я приглашен на вечер в качестве одного из докладчиков. Я полагаю, что нет необходимости представить связный доклад о деятельности Ленина. Я думаю, что было бы лучше ограничиться сообщением ряда фактов, отмечающих некоторые особенности Ленина, как человека и как деятеля.

Между этими фактами, может быть, и не будет внутренней связи, но это не может иметь решающего значения для того, чтобы получить общее представление о Ленине. Во всяком случае, я не имею возможности в данном случае дать вам больше того, что обещал выше. 

Горный орел 

Впервые я познакомился с Лениным в 1903 году. Правда, это знакомство было не личное, а заочное, в порядке переписки. Но оно оставило во мне неизгладимое впечатление, которое не покидало меня за все время моей работы в партии. Я находился тогда в Сибири в ссылке. Знакомство с революционной деятельностью Ленина с конца 90-х годов и особенно после 1901 года, после издания “Искры”, привело меня к убеждению, что мы имеем в лице Ленина человека необыкновенного. Он не был тогда в моих глазах простым руководителем партии, он был ее фактическим создателем, ибо он один понимал внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии. Когда я сравнивал его с остальными руководителями нашей партии, мне все время казалось, что соратники Ленина – Плеханов, Мартов, Аксельрод и другие – стоят ниже Ленина целой головой, что Ленин в сравнении с ними не просто один из руководителей, а руководитель высшего типа, горный орел, не знающий страха в борьбе и смело ведущий вперед партию по неизведанным путям русского революционного движения. Это впечатление так глубоко запало мне в душу, что я почувствовал необходимость написать о нем одному своему близкому другу, находившемуся тогда в эмиграции, требуя от него отзыва. Через несколько времени, будучи уже в ссылке в Сибири, – это было в конце 1903 года, – я получил восторженный ответ от моего друга и простое, но глубоко содержательное письмо Ленина, которого, как оказалось, познакомил мой друг с моим письмом. Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период. Только Ленин умел писать о самых запутанных вещах так просто и ясно, сжато и смело, – когда каждая фраза не говорит, а стреляет. Это простое и смелое письмецо еще больше укрепило меня в том, что мы имеем в лице Ленина горного орла нашей партии. Не могу себе простить, что это письмо Ленина, как и многие другие письма, по привычке старого подпольщика, я предал сожжению. 

С этого времени началось мое знакомство с Лениным. 

Скромность 

Впервые я встретился с Лениным в декабре 1905 года на конференции большевиков в Таммерфорсе (в Финляндии). Я надеялся увидеть горного орла нашей партии, великого человека, великого не только политически, но, если угодно, и физически, ибо Ленин рисовался в моем воображении в виде великана, статного и представительного. Каково же было мое разочарование, когда я увидел самого обыкновенного человека, ниже среднего роста, ничем, буквально ничем не отличающегося от обыкновенных смертных... 

Принято, что “великий человек” обычно должен запаздывать на собрания, с тем, чтобы члены собрания с замиранием сердца ждали его появления, причем перед появлением “великого человека” члены собрания предупреждают: “тсс... тише... он идет”. Эта обрядность казалась мне не лишней, ибо она импонирует, внушает уважение. Каково же было мое разочарование, когда я узнал, что Ленин явился на собрание раньше делегатов и, забившись где-то в углу, по-простецки ведет беседу, самую обыкновенную беседу с самыми обыкновенными делегатами конференции. Не скрою, что это показалось мне тогда некоторым нарушением некоторых необходимых правил. 

Только впоследствии я понял, что эта простота и скромность Ленина, это стремление остаться незаметным или, во всяком случае, не бросаться в глаза и не подчеркивать свое высокое положение, – эта черта представляет одну из самых сильных сторон Ленина, как нового вождя новых масс, простых и обыкновенных масс глубочайших “низов” человечества. 

Сила логики 

Замечательны были две речи Ленина, произнесенные на этой конференции: о текущем моменте и об аграрном вопросе. Они, к сожалению, не сохранились. Это были вдохновенные речи, приведшие в бурный восторг всю конференцию. Необычайная сила убеждения, простота и ясность аргументации, короткие и всем понятные фразы, отсутствие рисовки, отсутствие головокружительных жестов и эффектных фраз, бьющих на впечатление, – все это выгодно отличало речи Ленина от речей обычных “парламентских” ораторов. 

Но меня пленила тогда не эта сторона речей Ленина. Меня пленила та непреодолимая сила логики в речах Ленина, которая несколько сухо, но зато основательно овладевает аудиторией, постепенно электризует ее и потом берет ее в плен, как говорят, без остатка. Я помню, как говорили тогда многие из делегатов: “Логика в речах Ленина – это какие-то всесильные щупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами и из объятий которых нет мочи вырваться: либо сдавайся, либо решайся на полный провал”. 

Я думаю, что эта особенность в речах Ленина является самой сильной стороной его ораторского искусства. 

Без хныкания 

Второй раз встретил я Ленина в 1906 году на Стокгольмском съезде нашей партии. Известно, что на этом съезде большевики остались в меньшинстве, потерпели поражение. Я впервые видел тогда Ленина в роли побежденного. Он ни на йоту не походил на тех вождей, которые хныкают и унывают после поражения. Наоборот, поражение превратило Ленина в сгусток энергии, вдохновляющий своих сторонников к новым боям, к будущей победе. Я говорю о поражении Ленина. Но какое это было поражение? Надо было поглядеть на противников Ленина, победителей на Стокгольмском съезде – Плеханова, Аксельрода, Мартова и других: они очень мало походили на действительных победителей, ибо Ленин в своей беспощадной критике меньшевизма не оставил на них, как говорится, живого места. Я помню, как мы, делегаты-большевики, сбившись в кучу, глядели на Ленина, спрашивая у него совета. В речах некоторых делегатов сквозили усталость, уныние. Помнится, как Ленин в ответ на такие речи едко процедил сквозь зубы: “Не хныкайте, товарищи, мы наверняка победим, ибо мы правы”. Ненависть к хныкающим интеллигентам, вера в свои силы, вера в победу – вот о чем говорил тогда с нами Ленин. Чувствовалось, что поражение большевиков является временным, что большевики должны победить в ближайшем будущем. 

“Не хныкать по случаю поражения – это та самая особенность в деятельности Ленина, которая помогала ему сплачивать вокруг себя преданную до конца и верящую в свои силы армию. 

Без кичливости 

На следующем съезде в 1907 году в Лондоне большевики оказались победителями. Я впервые видел тогда Ленина в роли победителя. Обычно победа кружит голову иным вождям, делает их заносчивыми и кичливыми. Чаще всего в таких случаях начинают торжествовать победу, почивать на лаврах. Но Ленин ни на йоту не походил на таких вождей. Наоборот, именно после победы становился он особенно бдительным и настороженным. Помнится, как Ленин настойчиво внушал тогда делегатам: “Первое дело – не увлекаться победой и не кичиться; второе дело - закрепить за собой победу; третье – добить противника, ибо он только побит, но далеко еще не добит”. Он едко высмеивал тех делегатов, которые легкомысленно уверяли, что “отныне с меньшевиками покончено”. Ему нетрудно было доказать, что меньшевики все еще имеют корни в рабочем движении, что с ними надо бороться умеючи, всячески избегая переоценки своих сил и, особенно, недооценки сил противника. 

“Не кичиться победой” – это та самая особенность в характере Ленина, которая помогала ему трезво взвешивать силы противника и страховать партию от возможных неожиданностей. 

Принципиальность 

Вожди партии не могут не дорожить мнением большинства своей партии. Большинство – это сила, с которой не может не считаться вождь. Ленин это понимал не хуже, чем всякий другой руководитель партии. 

Но Ленин никогда не становился пленником большинства, особенно, когда это большинство не имело под собой принципиальной основы. Бывали моменты в истории нашей партии, когда мнение большинства или минутные интересы партии приходили в конфликт с коренными интересами пролетариата. В таких случаях Ленин, не задумываясь, решительно становился на сторону принципиальности против большинства партии. Более того, – он не боялся выступать в таких случаях буквально один против всех, рассчитывая на то, – как он часто говорил об этом, – что: “принципиальная политика есть единственно правильная политика”. 

Особенно характерны в этом отношении два следующих факта. 

Первый факт. Период 1909–1911 годов, когда партия, разбитая контрреволюцией, переживала полное разложение. Это был период безверия в партию, период повального бегства из партии не только интеллигентов, но отчасти и рабочих, период отрицания подполья, период ликвидаторства и развала. Не только меньшевики, но и большевики представляли тогда целый ряд фракций и течений, большей частью оторванных от рабочего движения. Известно, что в этот именно период возникла идея полной ликвидации подполья и организации рабочих в легальную, либеральную столыпинскую партию. Ленин был тогда единственным, который не поддался общему поветрию и высоко держал знамя партийности, собирая разрозненные и разбитые силы партии с удивительным терпением и с небывалым упорством, воюя против всех и всяких антипартийных течений внутри рабочего движения, отстаивая партийность с небывалым мужеством и с невиданной настойчивостью. 
Известно, что в этом споре за партийность Ленин оказался потом победителем. 

Второй факт. Период 1914–1917 годов, период разгара империалистической войны, когда все, или почти все, социал-демократические и социалистические партии, поддавшись общему патриотическому угару, отдали себя на услужение отечественному империализму. Это был период, когда II Интернационал склонил свои знамена перед капиталом, когда перед шовинистической волной не устояли даже такие люди, как Плеханов, Каутский, Гед и другие. Ленин был тогда единственным, или почти единственным, который поднял решительную борьбу против социал-шовинизма и социал-пацифизма, разоблачал измену Гедов и Каутских и клеймил половинчатость межеумочных “революционеров”. Ленин понимал, что он имеет за собой незначительное меньшинство, но это не имело для него решающего значения, ибо он знал, что единственно верной политикой, имеющей за собой будущность, является политика последовательного интернационализма, ибо он знал, что принципиальная политика есть единственно правильная политика. 

Известно, что и в этом споре за новый Интернационал Ленин оказался победителем. 
“Принципиальная политика есть единственно правильная политика” – это та самая формула, при помощи которой Ленин брал приступом новые “неприступные” позиции, завоевывая на сторону революционного марксизма лучшие элементы пролетариата. 

Вера в массы 

Теоретики и вожди партий, знающие историю народов, проштудировавшие историю революций от начала до конца, бывают иногда одержимы одной неприличной болезнью. Болезнь эта называется боязнью масс, неверием в творческие способности масс. На этой почве возникает иногда некий аристократизм вождей в отношении к массам, не искушенным в истории революций, но призванным ломать старое и строить новое. Боязнь, что стихия может разбушеваться, что массы могут “поломать много лишнего”, желание разыграть роль мамки, старающейся учить массы по книжкам, но не желающей учиться у масс, – такова основа этого рода аристократизма. 

Ленин представлял полную противоположность таким вождям. Я не знаю другого революционера, который так глубоко верил бы в творческие силы пролетариата и в революционную целесообразность его классового инстинкта, как Ленин. Я не знаю другого революционера, который умел бы так беспощадно бичевать самодовольных критиков “хаоса революции” и “вакханалии самочинных действий масс”, как Ленин. Помнится, как во время одной беседы, в ответ на замечание одного из товарищей, что “после революции должен установиться нормальный порядок”, Ленин саркастически заметил: “Беда, если люди, желающие быть революционерами, забывают, что наиболее нормальным порядком в истории является порядок революции”. 

Отсюда пренебрежительное отношение Ленина ко всем тем, которые старались свысока смотреть на массы и учить их по книжкам. Отсюда неустанная проповедь Ленина: учиться у масс, осмыслить их действия, тщательно изучать практический опыт борьбы масс. 

Вера в творческие силы масс – это та самая особенность в деятельности Ленина, которая давала ему возможность осмыслить стихию и направлять ее движение в русло пролетарской революции. 

Гений революции 

Ленин был рожден для революции. Он был поистине гением революционных взрывов и величайшим мастером революционного руководства. Никогда он не чувствовал себя так свободно и радостно, как в эпоху революционных потрясений. Этим я вовсе не хочу сказать, что Ленин одинаково одобрял всякое революционное потрясение или что он всегда и при всяких условиях стоял за революционные взрывы. Нисколько. Этим я хочу лишь сказать, что никогда гениальная прозорливость Ленина не проявлялась так полно и отчетливо, как во время революционных взрывов. В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони. Недаром говорится в наших партийных кругах, что “Ильич умеет плавать в волнах революции, как рыба в воде”. 

Отсюда “поразительная” ясность тактических лозунгов и “головокружительная” смелость революционных замыслов Ленина. 

Вспоминаются два особенно характерных факта, отмечающих эту особенность Ленина. 

Первый факт. Период перед Октябрьским переворотом, когда, миллионы рабочих, крестьян и солдат, подгоняемые кризисом в тылу и на фронте, требовали мира и свободы; когда генералитет и буржуазия подготовляли военную диктатуру в интересах “войны до конца”; когда все так называемое “общественное мнение”, все так называемые “социалистические партии” стояли против большевиков, третируя их “немецкими шпионами”; когда Керенский пытался загнать в подполье – и отчасти уже успел загнать – партию большевиков; когда все еще могучие и дисциплинированные армии австро-германской коалиции стояли против наших усталых и разлагавшихся армий, а западноевропейские “социалисты” благополучно пребывали в блоке со своими правительствами в интересах “войны до полной победы”... 

Что значило поднять восстание в такой момент? Поднять восстание в такой обстановке – это значило поставить все на карту. Но Ленин не боялся рискнуть, ибо он знал, видел своим ясновидящим взором, что восстание неизбежно, что восстание победит, что восстание в России подготовит конец империалистической войны, что восстание в России всколыхнет измученные массы Запада, что восстание в России превратит войну империалистическую в войну гражданскую, что восстание даст Республику Советов, что Республика Советов послужит оплотом революционного движения во всем мире. 

Известно, что это революционное предвидение Ленина сбылось впоследствии с невиданной точностью. 

Второй факт. Первые дни после Октябрьской революции, когда Совет Народных Комиссаров пытался заставить мятежного генерала, главнокомандующего Духонина, прекратить военные действия и открыть переговоры с немцами о перемирии. Помнится, как Ленин, Крыленко (будущий главнокомандующий) и я отправились в Главный штаб в Питере к проводу для переговоров с Духониным. Минута была жуткая. Духонин и Ставка категорически отказались выполнить приказ Совнаркома. Командный состав армии находился целиком в руках Ставки. Что касается солдат, то неизвестно было, что скажет 14-миллионная армия, подчиненная так называемым армейским организациям, настроенным против Советской власти. В самом Питере, как известно, назревало тогда восстание юнкеров. Кроме того, Керенский шел на Питер войной. Помнится, как после некоторой паузы у провода лицо Ленина озарилось каким-то необычайным светом. Видно было, что он уже принял решение. “Пойдем на радиостанцию, – сказал Ленин, – она нам сослужит пользу: мы сместим в специальном приказе генерала Духонина, назначим на его место главнокомандующим тов. Крыленко и обратимся к солдатам через голову командного состава с призывом – окружить генералов, прекратить военные действия, связаться с австро-германскими солдатами и взять дело мира в свои собственные руки”. 

Это был “скачок в неизвестность”. Но Ленин не боялся этого “скачка”, наоборот, он шел ему навстречу, ибо он знал, что армия хочет мира и она завоюет мир, сметая по пути к миру все и всякие препятствия, ибо он знал, что такой способ утверждения мира не пройдет даром для австро-германских солдат, что он развяжет тягу к миру на всех без исключения фронтах. 

Известно, что это революционное предвидение Ленина также сбылось впоследствии со всей точностью. 

Гениальная прозорливость, способность быстро схватывать и разгадывать внутренний смысл надвигающихся событий – это то самое свойство Ленина, которое помогало ему намечать правильную стратегию и ясную линию поведения на поворотах революционного движения.

Речь Сталина на вечере, посвященном памяти В.И. Ленина


Убийство Сталина. Дело врачей. Часть 1
1957anti

Смерть Сталина ознаменовала наступление такого периода нашей истории, которое некоторые называют ревизионизмом, некоторые - временем правления глупого "кукурузника", однако, если критически взглянуть на это время вплоть до 1991 года, а также сопоставить все что мы знаем об этом, то в голову приходят только 3 слова - контрреволюционный государственный переворот.

Так может стоит и к самой смерти Иосифа Виссарионовича присмотреться повнимательнее? И нашелся человек, который смог это сделать. Он сформулировал такие вопросы, на которые у историков не нашлось ответов и разобравшись в которых можно пролить свет на одну из величайших трагедий истории Советского государства. Этого человека зовут Петр Григорьевич Балаев, книги и ролики которого вызывают живые дискуссии по всему рунету и за его пределами. В этом ролике показана первая часть беседы Петра Балаева и секретаря Коммунистического Движения имени Антипартийной группы 1957 года Юрия Ларина, в котором будут рассмотрены предпосылки возникновения "неудобных" вопросов начиная со смерти члена Политбюро ЦК ВКП(б) Андрея Александровича Жданова и знаменитого "Дела врачей". Слово Петру Григорьевичу.

 

Убийство Сталина. Дело врачей. Часть 1


Требование равноправия - это большевизм
1957anti

Сейчас в России все начинают требовать равноправия, хотят чтобы мажоров, сбивающих под наркотой людей и продажных чиновников осудили как обычных граждан. Российская Федерация с каждым днем все больше и больше напоминает Россию, Которую Мы Потеряли. Рассмотрим, как представлялось дело в умах ее верных служащих - чиновников.

На проводе генерал-лейтенант Евгений Иванович Балабин, видный военный деятель времён Российский Империи, полководец Белого Движения, который расскажет о своём отношении к частям коллаборационистов под контролем немцев в 1943-м году:

Эти формирования имеют огромное значение для нас, русских. Ведь это огромная сила против большевиков - наших смертельных врагов. Чем больше попадет в эти формирования людей, ненавидящих большевиков, тем лучше и тем больше шансов на успех. Ведь большевизм может каждую минуту захлестнуть весь мир. Здесь, за границей, в наших государствах, сколько угодно готового материала для него, и вопросы вроде того, почему господам привилегия ездить на автомобилях, в поездах на первом классе и пр. То же самое, что было в России у большевиков. Хам требует себе равноправия. Это и есть большевизм. Если его не уничтожить в России, он распространится по всему свету.
"Генерал Власов. История предательства", т.1, стр. 188, документ №46

Посмотрим, что было ранее:

"Да, было такое время, — замечал позднее по этому поводу советский журналист Михаил Кольцов, — когда капуста для рабочего официально считалась "неосуществимым политическим требованием"... Член правления "Лензолото", старый прохвост Тимирязев, несколько раз побывавший царским министром, но потом сменивший министерское кресло на ещё более хлебное местечко около ленских шахтёров, по этому поводу даже горячился и оставил следы своего волнения в беседах с журналистами: "Как же стачка не политическая, ежели рабочие такое требование выставили. Совершенно же ясно: если на "ты" обращаться — выходит экономически, а если на "вы", ясное же дело — политически".

Устами Тимирязева русская буржуазия отказалась говорить с рабочим классом на "вы", как с равными. И правильно. Там, где властвует буржуазия, не может быть равных.

А как сейчас с идеологией равенства обстоит дело?

Если свобода, то не может быть равенства. Потому что свобода - это просто луг, на котором растут цветы и травы, и каждая трава поднимается в меру своей силы. Равенства нет: одна более сильная, другая послабее, а третью вообще не видно. А вот если равенство, то это подстриженный газон, все равны, но никакой свободы.
...
если бы пораньше об этом задумались наши горе-интеллектуалы, если бы такого рода сравнение пришло им в голову, если бы такого рода сравнение распространить в массовом сознании, то, может быть, повнимательнее отнеслись бы к этому соблазнительному лозунгу: "равенство, братство, свобода", ведь революция совершалась, в первую очередь, ради свободы
30 октября 2017 Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Вот и церковь сейчас объясняет непонятливым, что равноправие - это большевизм. Неравенство - это свобода! Поэтому если вам хамит чиновник, не возмущайтесь, а вспомните слова священника и внимайте с благоговением, не впадайте в опасность левачества.

Помните, дорогие друзья: каждый раз, когда вы спрашиваете, откуда на руке религиозного деятеля часы за пару миллионов, почему золотая молодёжь бодро рассекает по столице на майбахах, по какой причине общенародная когда-то промышленность и природные ресурсы приватизированы и используются исключительно в интересах узкой группы лиц, как получилось, что одни ворочают миллиардами, а детям других собирают на операции смсками, вы - хамы и большевики.

Вывод

Если народ требует от государства равноправия, оно начинает страдать левачеством.

Если мы за эволюционное развитие России, без революций - равноправия быть не должно и народ его требовать не должен, а если он таки начнет его требовать, то должен немедленно получить прикладом в зубы.


PS: Написано под вдохновением от https://laertan.livejournal.com/81308.htm

Требование равноправия - это большевизм