p_balaev (p_balaev) wrote in 1957_anti,
p_balaev
p_balaev
1957_anti

Categories:

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И СОЦИАЛИЗМ (часть 1)

Я начну этот цикл статей сразу с предупреждения: ни я сам, ни члены Коммунистического движения им. «Антипартийной группы» 1957 г. апологетами частной собственности не являемся. Наша позиция по отношению к ней однозначно коммунистическая – частная собственность подлежит в рамках социалистического государства ликвидации. Те, кто хоть немного интересуются нашим Движением, сразу поймут, почему необходимо начать статью именно такой оговоркой.  Новый читатель поймет из этой статьи.

Но проблема в том, что среди наших современных «коммунистов» отношение к процессу ликвидации частной собственности обусловлено не марксистским подходом, а тем, что наши «коммунисты» в подавляющем своем большинстве являются унаследованным от хрущёвско-брежневского СССР особым родом человеческого дерьма.

Я извиняюсь за резкость выражения. Каюсь, часто этим грешу. Но именно в этом вопросе без резкости обойтись невозможно. Сам вопрос слишком острый.

Не спешите меня обвинять в том, что я клевещу на СССР. Человеческое дерьмо производит всё человечество на протяжении всей своей истории. И капиталистическое, и социалистическое. И при коммунизме дерьмо будет, не сомневайтесь даже в этом. Разница только в количестве и запахе.

«Советское» пахнет по-особому. Я слово «советское» пишу в кавычках потому, что в позднем СССР советского не было ничего, кроме слова в названии страны. Эта оговорка тоже для новых читателей.

Вот известный журналист К.Сёмин снял фильм «Последний звонок» о проблемах российского образования. Я советую вам его посмотреть, чтобы почувствовать запах «советского» навоза. В том фильме есть несколько интервью с академиками и профессорами, которые жалуются на камеру, как капиталистическая власть гнобит образование, науку и их самих в этой науке. Публика пока в массе своей эти жалобные стоны воспринимает в смысле: «Мужики правду-матку рубят!»

На самом деле, эти жалобы – навозная вонь. Все эти профессора и академики, интервьюированные Сёминым, выросли, воспитывались и стали учёными еще в СССР. Гарантирую, у всех их даже партбилеты членов КПСС среди бумаг на антресолях еще хранятся. Только вот звания ученых они получили, даже что-то там в своих областях науки сделали, но учеными так и не стали. И людьми не стали. За этими академиками и профессорами такой авторитет и такие возможности, что если бы они были настоящими учеными и людьми, то боролись бы за свою науку, за образование так, что никакой Фурсенко ничего бы против их не смог сделать. Но они даже не пробовали ничего, кроме жалобного писка. А нынешняя власть им наглядно демонстрирует, что они – дерьмо, с которым даже нет необходимости считаться. Повоняют и перестанут. Их за людей власть не считает, несмотря на их высокие звания.

В СССР эти «ученые» чувствовали себя людьми первого сорта. С той властью эта аморфная навозная жижа отлично уживалась и не воняла, несмотря на то, что и с наукой, и с образованием в СССР были еще какие проблемы. Но им не хотелось этих проблем видеть, потому что лично им было комфортно. Им же власть демонстрировала показное уважение. Даже в Перестройку они, как один, голосовали за реформы и капитализм. Это я вам тоже гарантирую. Они же надеялись, что научному навозу капитализм обеспечит такую же жизнь, как американским и японским ученым. Обломились.

А несколько лет назад я, больше из любопытства ещё, вступил в КПРФ. И местная районная организация меня моментально сделала своим секретарем. На первом же собрании, на котором я присутствовал. Потому что сами члены этой организации работать в партии абсолютно никаким желанием не горели. Я им даже учетные карточки завел. У них до меня даже этого не было. И почти все они, за парой исключений, состояли еще в КПСС.

И все наши собрания проходили в стенаниях о потерянном рае – СССР. В СССР они все были уважаемыми людьми. Был директор совхоза, были работники торговли, директора школ, работники райкома… Творцы-созидатели, так сказать. А вот при наступившем капитализме совхоз, который возглавлял директор-коммунист, развалился так, что только горы навоза у ферм от него остались. Самих ферм давно нет. Да и навоз буржуи вывезли и как перегной продали уже.

Предприятия торговли из рук руководителей-коммунистов уплыли. Работники райкома пошли торговать за прилавки магазинов новых русских. Кончилась малина. Остались только воспоминания о том, как в СССР было всё замечательно, и как отвратительно всё в РФ.

Творцы-созидатели в новой для них реальности реализоваться не смогли. Созидательность и капитализм абсолютно не совместимы?

Только не надо меня обвинять в социал-дарвинизме. Миллионам простых людей капитализм не дает поднять голову, не дает шансов их детям получить доступ к «социальному лифту». Но эти миллионы не корчат из себя академиков или партийных коммунистов.

Скорей, созидательность с людьми-дерьмом не совместима. Капитализм не помешал реализоваться В.И.Ленину в вожди мирового коммунистического движения. Он не помешал реализоваться И.В.Сталину. Не помешал реализоваться тысячам русских коммунистов, которые совершили социалистическую революцию.

А вся нынешняя псевдо-коммунистическая кодла и их духовные наследники именно старательно подобранное и выращенное в СССР человеческое дерьмо. Ученые, которые довели свою науку до того, что как только исполнилась их мечта попасть в капитализм, как их зарубежные коллеги, так сразу они оказались на обочине жизни. Директора совхозов, вогнавшие свои хозяйства в дотационные долги еще до Перестройки. Руководители торговли, которые торговать умели только по блату из-под прилавка. Работники райкомов, изображавшие из себя коммунистов, но оказавшимися никому не нужными партийными клерками.

Теперь они, недовольные тем, что заняли в обществе именно то место, которое заслужили, реализуют себя только в одном – в душераздирающем нытье по их счастливому прошлому, зашлаковав этим нытьем всю коммунистическую идею.

В своих проблемах они винят конечно же только частную собственность, к которой не получили доступа, потому что оказались таким жидким калом, что даже не были способны участвовать в переделе собственности 90-х годов, имея для этого все возможности и власть.

А как хорошо им жилось, когда этой частной собственности не было, и они паразитировали на государственной, сочиняя никому не нужные диссертации, спекулируя прямо в магазинах дефицитом, ковыряя в носу от безделья пальцем, сидя в райкомовских кабинетах!..

И свой анти-частнособственнический фетиш та часть этого псевдо-коммунистического дерьма, которая засела в своих псевдо-коммунистических организациях, стала распространять на саму социалистическую идею, гадя людям в мозги придуманным ими же постулатом о несовместимости социалистической государственности и частной собственности. Более того, такие, как М.А.Соркин, прямо заявляют о том, что социализм объявляется запретом частной собственности.

И этим антикоммунистическим, по сути, постулатом они ставят крест на самой возможности реставрации в России социализма.

Если вы начали подозревать во мне оппортуниста, то вернитесь к первому абзацу и еще раз его прочтите...

***

Чтобы понять, насколько идеи «коммунистов» о несовместимости социалистического государства и частной собственности, о том, что социализм наступает, когда государство вводит запрет на частную собственность... шизофреничны, мягко говоря, особого ума даже не нужно. Достаточно совсем немного подумать, опираясь на знание экономики, жизни и здравый смысл.

Представим, что нашим «коммунистам», таким, как М.А.Соркин, удалось прорваться к власти, и они стали воплощать в жизнь свой анти-частнособственнический фетишизм. Разумеется, сразу же полетят в народ прокламации, на которых будут отпечатаны декреты о национализации всего и вся.

Начнем с банков? Банки – самое важное для государственной власти. Нет у власти денег – нет и самой власти. С национализацией банков проблем абсолютно никаких нет. Был «Альфа-банк»? Пришли комиссары, сбили табличку «Альфа-банк» со здания и повесили «Филиал Госбанка». Всё. Национализирован. Поменять бланки и печати, совместить компьютерные программы с Госбанком – плевое дело. Можно даже директора банка оставить прежнего, если он выразит готовность работать добросовестно на пролетарское государство. А уж остальным клеркам – абсолютно наплевать от кого они зарплату получать будут, от государства или от частного владельца. С банками – вопросов нет.

Дальше. Крупные корпорации-монополисты. Тоже нет особых затруднений. Правда, здесь уже появляется проблема импорта. Во всех наших крупных корпорациях-монополистах используется импортное оборудование, которое нужно обновлять периодически, обеспечивать сервисное обслуживание и запчастями. Проблема не моментально решаема, но решаема достаточно быстро. Национализируется и вся работающая с поставщиками инфраструктура, она достаточно узкая. Перевести её вместе со всей логистикой под государство и перезаключить контракты с зарубежными контрагентами – дело хоть и не двух дней, но и не двух лет.

Двигаемся еще дальше. Здравоохранение. Ведь его тоже нужно национализировать, правда? Если нет частной собственности, то не должно быть частных клиник и частных аптечных сетей. Поменять вывески и назначить в руководство комиссаров революционного правительства недолго. Только сначала сходите в больницу и аптеку и гляньте, сколько там всего импортного: оборудования, лекарств и материалов. А вы меняете собственника, значит, контракты с заграничными поставщиками становятся недействительными. Вся инфраструктура из сети фирм, занимающихся импортом продукции для здравоохранения, у вас моментально обнуляется. Даже если они как структуры сохраняются, то теперь работают через ваш наркомат внешней торговли, который должен сам теперь заключать контракты на ввоз всякой медицины. Всё это решаемо. Создаете в наркомате внешней торговли соответствующее медицинское управление и начинаете его наполнять структурами, в которых уже начинают разрабатываться договора, выстраивается логистика… За полгода управитесь? Почему полгода? Потому что мне жалко этих гипотетически прорвавшихся к власти «коммунистов». Поэтому не два-три года, как это будет в реальности, а полгода.

То, что за первые месяцы и даже недели этой национализации в больницах и аптеках уже появится сначала дефицит лекарств и материалов, а еще чуть погодя и больные начнут умирать, потому что кое-какие лекарства у вас исчезнут – ерунда. Пусть считаются погибшими за дело вашего социализма. Так ведь? Будем считать, что вы, господа-товарищи, не звери, а просто недотепы, которые взяв власть, не имели представление о реальной жизни и экономике.

Но проблему с национализацией здравоохранения вы, в конце концов, решите. Народ постонет, кой кто умрет, но решите.

Дальше пойдем. Пешком. Потому что вам ездить станет не на чем. В стране неожиданно для вас наступит транспортный коллапс. Вы же успели запретить частную собственность. Т.е. вам теперь нужно национализировать не только все транспортные компании, но и всю прилагающуюся к ним транспортную инфраструктуру, в том числе и ремонтный сервис. Берем для примера только ремонтный сервис. Этого вполне достаточно. Проблема не в том, что частные станции автосервиса перейдут в государственную или коллективную собственность. Не захотят владельцы сами работать директорами в созданном из их фирмы кооперативе – это их проблема. Найти из работников фирмы директора можно. Проблема в другом. В импорте, опять же. Все договора с зарубежными партнерами у вас сразу становятся со сменой собственника недействительными и невозможными для перезаключения. Сразу разваливается вся логистическая сеть, обслуживающая импорт. Люди же побегут из этих фирмочек в разные стороны, потому что с аннулированием договоров на ввоз запчастей и расходников, к примеру, эти фирмы останутся без работы, и там нечем будет платить зарплату. Вам опять же. Нужно всё это переводить на государство. На наркомат внешней торговли. А там даже не аптечная сеть из нескольких сотен фирм-импортеров. Там десятки тысяч игроков. Сколько лет у вас уйдет на то, чтобы расшить эту ситуацию? И сами прикиньте, какой монстр у вас вырастет в лице наркомата внешней торговли. А монстры они очень неповоротливые.

И что вам скажут миллионы граждан страны, автовладельцев, у которых их личный автотранспорт в виду отсутствия запчастей и расходников, пока вы функцию их ввоза передаете в наркомат, превратится в металлолом. Ну, ладно. Личный автомобиль – потреблядство. На автобусах пусть ездят. А сколько у нас автобусов импортных и отечественных? И сколько в отечественных автобусах импортного – вы не забыли?

Так автобусы – это еще ерунда. А грузовой транспорт? КАМАЗ – это процентики от его количества. И то в нем забугорного больше, чем отечественного. Т.е. пока вы играетесь в свою всеохватывающую национализацию, страна неумолимо движется к транспортному коллапсу.

Да и хрен с ним, с этим коллапсом. Потому что возить все-равно нечего будет. Вы же, лютые коммунизды, национализируете и всю пищевую, к примеру, промышленность. А там импортного сырья – чуть-чуть больше половины. Да еще владельцы – иностранцы. Ну владельцы пусть валят в иностранщину. Отечественные комиссары власть на макаронных и шоколадных фабриках возьмут. Только пока вы, опять же, через наркомат внешней торговли сможете туда наладить импорт, макароны и шоколад прожорливый народ успеет сожрать. А новых еще не будет.

Да, ещё раньше макарон закончатся пиво и сигареты, там у нас почти всё в собственности иностранцев. Конечно, без пива и сигарет у народа только меньше проблем со здоровьем будет, но мужики из народа комиссаров-коммуниздов, сто процентов, станут называть пидарасами, ловить в темных переулках и бить прямо по коммуниздическим вдохновленным идеей социализма лицам.

Но бить будут недолго вас. Очень скоро вас будут убивать. Потому что вы национализируете всю торговлю. А в ней мало того, что иностранных владельцев больше, чем отечественных, так еще и, опять же, импорт. Пока вы его переведете на наркомат, весь маргарин сметут с полок супермаркетов, и в стране начнется голод. Я допускаю, что вы с импортом продовольствия разберетесь быстрее, чем с лекарствами. Нет, быстрее вы не разберетесь. Это я так допускаю, что быстрее. Ну, за три месяца, допустим. Это 90 дней. Но столько человек без еды не выживет. Вы неизбежно введете карточки. Но распределять по ним вам будет мало чего. Обеспечение страны собственным продовольствием не позволяет избежать голода. Конечно, потом вы создадите колхозы и они будут кормить народ… Потом. Лет так через… ну пусть даже через пару лет.

Но вы не увидите этого прекрасного будущего, господа-товарищи коммунизды. Потому что голодный народ порвет вас на части.

Нравятся перспективы запрета частной собственности после победы пролетарской революции? Руки опустились и угас революционный порыв?...

***

Впрочем, дело не в революционном порыве наших леваков. Еще раз повторю, эта публика к коммунистам никакого отношения не имеет. Часть ее – откровенные проходимцы. Часть – малообразованные болваны (даже при наличии университетских дипломов), которые при этом, как в народе говорится, «смотрят в книгу – видят фигу».

Отсутствие образованности и ума не позволяют им выбраться из болота историографии революции в сусловской трактовке, которая партию большевиков как раз в роли отмороженных на всю голову национализаторов и представляла.

В действительности, дело обстояло, мягко говоря, не совсем так. К власти партия Ленина шла только с планом национализации земли. Но здесь проблема состояла в том, что национализация земли была самым мирным решением земельного вопроса в РИ. Ее невозможно было не провести, затягивание с этим декретом погрузило бы Россию в кровавую баню. Еще до Октябрьской революции эта национализация активно проводилась снизу. Центральные губернии полыхали крестьянскими восстаниями и просто самозахватами помещичьих земель с лета 1917 года. По сути, большевики невольно даже спасли от крестьянской расправы большую часть помещиков и других крупных землевладельцев, введя этот процесс в русло закона. Если бы в октябре 1917 года этот вопрос не был разрешен так кардинально декретом, то хлынувшая с разваливавшегося фронта солдатская масса решила бы его сама, но уже не декретом, а винтовкой.

С национализацией банков, промышленности и всего остального дело обстояло совсем не «по-революционному». 14 (27) ноября выходит декрет, вводящий в действие «Положение о рабочем контроле», читаем внимательно сразу первый пункт Положения:

«В интересах планомерного регулирования народного  хозяйства во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных, транспортных, кооперативных, производительных товариществах и пр. предприятиях, имеющих наемных рабочих или же дающих работу на дом, вводится рабочий контроль над производством, куплей, продажей продуктов и сырых материалов, хранением их, а также над финансовой стороной предприятия».

Оказывается, партия революционных отморозков, какими представляются публике большевики, даже взяв власть, не спешила ликвидировать частные банки, только вводила в них рабочий контроль. Правда, неожиданно? Посмотрите теперь программу КПРФ и вы убедитесь, что Зюганов по сравнению с Владимиром Ильичом – отмороженный экстремист.

Почему большевики не спешили с национализацией банков? Ответ прост. Смена собственника почти неизбежно вносит в деятельность любой организации временный бардак. С банками такая же история. Преждевременный процесс их огосударствления расстроил бы финансовую составляющую хозяйства страны, и это сразу ухудшило бы жизнь народа. А большевики не были нынешними леваками. Они своей целью ставили именно улучшение жизни народа, в этом процессе борьба с частной собственностью была средством, а не целью. Поэтому ради улучшения жизни они средство использовали не тупо-радикально, а именно так, чтобы жизнь людей не ухудшалась, даже временно, а улучшалась.

Что произошло дальше? Начался саботаж. Владельцы банков понадеялись на временность революционной власти. Больше того, начали саботаж и работники государственного банка. Вот тогда и пришлось банки национализировать 14 (27) декабря 1917 года.

Проблемы с финансами были. Преодолены были довольно быстро, но были. Народ был этими проблемами недоволен. Но не большевиками. Из Декрета о национализации банков: «В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковой спекуляции…». Народ понимал, что проблемы были созданы банкирами, которым большевики не давали введением рабочего контроля спекулировать. Или банкирская спекуляция улучшала жизнь людей?

Дальше тоже всё удивительно. «Фабрики – рабочим!». Да, конечно. Но не прямо сразу после штурма Зимнего. С ноября 1917-го на заводах был введён только рабочий контроль, а Декрет о национализации промышленности вышел только 15 (28) июня 1918 года.

Почему такая задержка? Опять же, потому что смена собственника неизбежно вносит временную дезорганизацию в деятельность предприятий. У Ленина не было цели ради борьбы с частной собственностью ухудшить положение рабочих. Даже временно.

Но владельцы заводов начали, как и банкиры, саботаж. Они просто остановили производство. Но ведь это сделали они, а не большевики! Какие претензии могли быть у рабочих к большевикам?

Понятно, что заводчикам установление 8-ми часового рабочего дня и контроль за тем, куда уходит прибыль, совсем не нравились. Ведь при таком порядке работяги увидят, откуда «эффективные менеджеры» берут деньги на «куршавели». Да еще надежды на скорое падение Советской власти…

И с торговлей произошло то же самое. Торгашам власть предложила прекратить спекулировать, припрятывая запасы товаров. Они не поняли. Магазинов и лавок лишились в результате. С торговлей то же были сложности. А причем здесь большевики? Люди же своими глазами видели, что власть как раз не давала барыгам наживаться на народе, грабя народ. Если трудности и возникли, то не по вине власти, а из-за жадности и тупости этих барыг.

Ну и наши леваки о ленинских декретах знают, но, подозреваю, читать их не считают нужным. Либо не понимают, что в них написано.

А в Декрете о национализации промышленности есть такое: «Весь, без исключения, служебный, технический и рабочий персонал предприятий, равно как директора, члены правлений и ответственные распорядители объявляются состоящими на службе у Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и получают содержание по норме, существовавшей до момента национализации предприятий, из доходов и оборотных средств предприятия».

Правда, интересно? Оказывается, «… весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» – это не развалить сначала всё – финансы, промышленность, торговлю, выгнав буржуев-эксплуататоров в Крым, –  и потом дальше. Советская власть не планировала сразу лишить капиталистов собственности, а народ освободить из под их эксплуатации, она только предлагала им частью своей прибыли в пользу этого народа поступиться.

Очевидно же, что большевики видели полное освобождение от эксплуатации и ликвидацию частной собственности процессом, а не актом. Что толку от освобождения от эксплуатации, если у тебя, освобожденного, калорийность обеда стала меньше, чем до освобождения? Ты будешь этому рад?

Вот М.А.Соркин считает, что Ленин допустил ошибку, затянув начало национализации. Ленин должен был предусмотреть, что буржуины станут противиться мероприятиям Советской власти, поэтому соркинский социализм начинается с запрета всякой частной собственности.

Ленина-то рабочие поняли, они поняли, что трудности возникли не из-за него, а из-за сопротивления капиталистов народной власти. А вот кто поймёт Соркина, если он сразу национализирует все «Магниты» и «Пятерочки» и там через неделю будет шаром покати?..

***




Петр Балаев

http://1957anti.ru/publications/item/442-chastnaya-sobstvennost-i-sotsializm



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments