yarror (yarror) wrote in 1957_anti,
yarror
yarror
1957_anti

Торжество правосудия над красными кхмерами

На днях обнаружил свои старые запылившиеся статьи, посвящённые Красным кхмерам. Чего добру пылиться, подумал я и решил опубликовать их в сообществе, а заодно написать небольшое продолжение.




Ни для кого не секрет, что коммунистические идеи могут поддерживать только бездушные кровожадные твари.  И вот на ночь глядя, чтобы мне крепче спалось и снились прекрасные сны с расчленёнкой и замученными людьми, решил почитать о красных кхмерах. Эти ребята по устоявшемуся в современном обществе мнению, знали толк в таких вещах. А ещё они были очень экономные. И вот наткнулся на такую статью.  Называется «Международный трибунал над “Красными кхмерами” (история вопроса)», автор Бектимирова Надежда Николаевна. В статье есть ссылки на более чем 40 зарубежных источников, включая камбоджийские.  Статья опубликована в журнале «Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития», который выпускает Институт востоковедения РАН. Журнал рецензируемый, включён в список ВАК. То есть всё серьёзно. Из аннотации:






В статье рассматриваются история формирования и работа Международного трибунала над «красными кхмерами», проводившими политику геноцида в 1975-1978 гг. Анализируются решения трибунала, которые являются для камбоджийцев важнейшими критериями оценки правосудия и установления истины. Показана специфика функционирования трибунала, обусловленная влиянием как внешних, так и внутренних факторов.

В статье чудесно буквально каждое предложение! Так что настоятельно рекомендую ознакомиться. Ну а далее я попробую прокомментировать её со своей, без сомнения, дилетантской точки зрения. Итак, в чём же провинились красные кхмеры?

В 1975-1978 гг., находившаяся у власти в Камбодже группировка «красных кхмеров» во главе с Пол Потом, осуществляла геноцид собственного народа. Точное число жертв режима очевидно уже никогда не будет установлено. Согласно общепринятому мнению, численность людей казненных, умерших от рабского труда, голода, истощения, пыток составила от 1,7 до 2,5 млн. человек 20-25 % населения. Геноцид был прекращен в результате военного вмешательства Вьетнама в декабре 1978 г.

И вот, спустя 30 лет после этих событий, решили организовать международный трибунал. Почему не организовали нечто подобное раньше и почему не могли решить собственными силами, не привлекая другие страны? Причины этого в статье приводятся просто волшебные.

Попытка организовать судебное разбирательство преступлений полпотовцев властями Народной Республики Кампучия в 1979 г. завершились неудачей. Народнореволюционный трибунал, который судил «клику Пол Пота и Иенг Сари» в отсутствии главарей кровавого режима и заочно приговорил их к смертной казни, не был признан и принят ни международным сообществом, ни самим кхмерским народом. Трибунал был воспринят как показное, насквозь политизированное действо, имевшее крайне слабое юридическое обеспечение. Обвиняемые отсутствовали, защита практически не была представлена, подробного допроса свидетелей не проводилось.

Это в стране, где за предыдущие четыре года погиб по вине кровожадных коммунистов каждый четвертый или пятый житель?

Впоследствии начавшееся в 1987 г. урегулирование камбоджийской проблемы, которое предполагало полноправное включение группировки «красных кхмеров» в переговорный процесс, делало невозможным даже само упоминание «геноцида» 1975-1978 гг. «Красные кхмеры» участвовали в подписании мирных Парижских соглашений по Камбодже в 1991 г.

И это при том, что красные кхмеры в 80-е годы «продолжали сохранять место в ООН, "представляя" там камбоджийский народ».

В 1990-е гг. власти Камбоджи не поддерживали проведение трибунала, мотивируя это необходимостью, в первую очередь, решить задачу восстановления страны, достижения политической стабильности, экономического роста и борьбы с бедностью… Именно международные акторы, которые когда-то заблокировали суд над «красными кхмерами», 30 лет спустя решительно настаивали на его проведении. Переговоры об организации международного трибунала над бывшими «красными кхмерами», руководителями Демократической Кампучии, виновными в политике геноцида, велись почти 6 лет. Они инициировались США в 1997 г. и были поддержаны Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном. Первоначально власти Камбоджи категорически отвергали идею трибунала. Так, в начале 1999 г. Хун Сен направил письмо Кофи Аннану, в котором заявлял о невозможности проведения международного трибунала, так как любые акты правосудия «обязательно вынудят «красных кхмеров», сдавшихся властям по амнистии, возобновить партизанскую воину» . Замечательно, то есть самой Камбодже этот трибунал был не особо то и нужен, учитывая, что в 1994 г. Национальное собрание Камбоджи объявило движение «красных кхмеров» вне закона, одновременно провозгласив политику амнистии для его участников.

Ещё одна причина, почему Камбоджа не особенно-то хотела международного трибунала, видится автору в менталитете аборигенов.

В Камбодже веками существовала собственная система разрешения конфликтов и примирения - сомрух сомруэлъ, которая не предполагала акта правосудия. Как показывает практика, рядовые кхмеры крайне редко обращаются в суд, они предпочитают разрешать все конфликтные ситуации на уровне деревни. Любой конфликт, будь то семейные ссоры, земельные споры или выполнение долговых обязательств, урегулируется через посредничество третьей стороны, в роли которой выступают влиятельные люди из местной общины - деревенский староста, настоятель буддийского храма или ачарья. Считается, что решение конфликта с привлечением людей извне ведет лишь к фрагментации, а не консолидации местного общества. Для местного старосты важно не доводить дела до суда, иначе деревня «теряет» свое лицо. Все решается на месте и хороший староста тот, который говорит: «В моей деревне нет конфликта». Цель разрешения конфликта состоит не в том, чтобы выяснять кто прав, а кто виноват, не в том, чтобы утвердить торжество справедливости, а в том, чтобы ослабить напряженность. Любые споры и вражда рассматриваются не только как факторы, ослабляющие деревню, но как духовно вредоносные сами по себе, разрушающие единство социума, что ведет к гибели всего и всех. Сохранение органического единства деревенского социума считается залогом процветания и благополучия каждого отдельного крестьянина. В кхмерской деревне не сталкиваешься с открытыми конфликтами и практически очень трудно определить, кто испытывает негативное отношение друг к другу. Деревенское общество нацелено не на борьбу за справедливость, а на согласие, достигнутое зачастую нелегким путем посредничества и компромисса. Любые открытые ссоры и стычки означают нарушение общепринятых правил приличия. Установка на то, чтобы промолчать и тем самым сохранить социальный порядок, остается актуальной до настоящего времени.

То есть кхмеры – это такие овцы в человеческой шкуре, которым плевать на собственные обиды, лишь бы не было войны. Сразу становиться как бы понятно, что с 1975 по 1978 гг. немногочисленная группа кровожадных маньяков резала направо и налево население собственной страны, а те в ответ лишь мямлили «Давайте только не будем выносить сор из кхмерской хижины». Но что же подвигло Камбоджу к организации международного трибунала?

…США, как, впрочем, и другие страны-доноры, настаивали на международном трибунале по типу трибунала в Руанде или по бывшей Югославии, угрожая в противном случае сократить Камбодже экономическую помощь…

Ага, не будут брать – отключим газ. Кого же в результате привлекли к трибуналу?

В соответствии с международной практикой, если насилие приобрело массовый характер, к ответственности привлекаются высокопоставленные лидеры, и наиболее ответственные за преступления геноцида. По мнению западных экспертов, их должно быть не слишком много и не слишком мало, порядка 20- 30 человек. Однако кхмерское правительство решительно ограничило численность привлеченных к судебной ответственности пятью обвиняемыми, последними оставшимися в живых руководителями режима «красных кхмеров», поскольку, остальные виновные, в том числе Пол Пот, умерли. Настаивая на столь малом количестве подсудимых, правительство Камбоджи указывало, что привлечение к судебной ответственности более широкого круга лиц – руководителей среднего звена режима «красных кхмеров» – представляет определенную опасность ввиду возможной дестабилизации политического положения в стране… Осенью 2007 г. под стражу были заключены 4 высокопоставленных руководителя Демократической Кампучии - Нуон Чеа (1927 года рождения) – заместитель генерального секретаря Коммунистической партии Кампучии, член Постоянного комитета (Политбюро), Иенг Сари (1929 года рождения) – заместитель премьер-министра, министр иностранных дел, Иенг Тхирит (1931 года рождения) - министр по социальным вопросам и Кхиеу Самфан (1929 года рождения) – председатель Государственного президиума . Пятый подсудимый – начальник тюрьмы Туол Сленг – Каенг Киек Иеу (1942 года рождения) уже находился в тюремном заключении с 1999 г.

Что интересно, Иенг Сари вместе с 2000 бойцами перешёл в 1996 г. на сторону правительства и был амнистирован. В 1998 г. Кхиеу Самфан и Нуон Чеа прекратили вооруженную борьбу и признали законность королевского правительства, судя по всему тоже были амнистированы. В сноске приводится следующая информация:

Все четверо просили не подвергать их тюремному заключению, заявляя, что они будут являться в суд на все слушания, что они не собираются никуда прятаться, что все эти годы они жили в мире и гармонии с кхмерским народом, не боялись за свою безопасность, им никто не угрожал и всем было известно их местонахождение. Нуон Чеа и Кхиеу Самфан проживали в Пайлине. Иенг Сари и Иенг Тхирит имели виллы в Пайлине и Пном Пене.

Как-то звучит просто удивительно: безжалостные палачи живут среди людей, родственников которых массово уничтожали 30 лет назад, и не боятся возмездия? Что же думают простые камбоджийцы о геноциде во время правления красных кхмеров?

…при проведении социологического опроса в начале 2000-х гг. на вопрос о том, как режим геноцида полпотовцев повлиял на вашу нынешнюю жизнь, почти 60 % населения ответили – никак…

…В конце 1990-х гг. представители НПО признавали, что рядовые кхмеры зачастую вообще ничего не знали о предстоящем трибунале, а те, кто что-то слышал об этом событии, не проявляли к нему сколько-нибудь значительного интереса…

…Камбоджийские учителя признаются, что преподавать этот период истории в школах крайне сложно, так как молодое поколение зачастую не хочет верить, что «в Камбодже в 1975-1978 гг. были запрещены деньги, закрыты рынки, ликвидированы города, что руководители страны совершали массовые убийства рядовых граждан»…

…студенты юридические факультета Пномпеньского Университета, присутствовавшие на одном из слушаний, были серьезно обескуражены и дезориентированы речами Нуон Чеа. Вот только некоторые из их комментариев по окончании заседаний: «Мне трудно разобраться, кто виноват. Но в словах Нуон Чеа много правды»; «Я плохо знаю историю своей страны. Я буду советоваться со своими учителями. Но я убежден, что Нуон Чеа хотел помочь нашей родине»; «Я не все понял из того, о чем говорил Нуон Чеа, но он совсем не похож на убийцу»; «Многие мои друзья не верят, что убийства – дело рук кхмеров, может быть, правда, их совершали вьетнамцы»; «Мой дед тоже мне говорил, что кхмеры и вьетнамцы никогда не любили друг друга»…

Что же говорил Нуон Чеа?

Процесс по его делу, начавшийся 21 ноября 2011 г., показал, что Нуон Чеа дает собственную интерпретацию событий 1975-1978 гг., возлагая всю вину за жестокость и насилие, творившиеся в этот период, на Вьетнам. Суть всех его ответов на вопросы стороны обвинения сводится к тому, что руководители «красных кхмеров» были истинными националистами, которые стремились освободить страну от опеки и контроля со стороны Вьетнама. Так, в одном из своих выступлений на суде Нуон Чеа заявил: «Кхмерские и вьетнамские коммунисты сотрудничали с 1930 г., но если говорить откровенно, кхмеры всегда считали вьетнамцев своими врагами, так как их главной целью было захватить наши земли. Все жертвы периода Демократической Кампучии - это лишь результат стремления руководства страны противостоять агрессии Вьетнама»

… Нуон Чеа, Кхиеу Самфан и Иенг Сари своей вины не признают. Они заявляют, что рассматривать период правления «красных кхмеров» невозможно вне международного и исторического контекста, т.е. ковровых бомбардировок территории Камбоджи в 1969-1973 гг. американцами, военного переворота 1970 г. и последовавшей за этим широкомасштабной пятилетней войны. По мнению подсудимых, именно эти события, виновником которых являются США, создали ситуацию полнейшего хаоса, разорения и дезорганизации в стране, а также гибели тысяч камбоджийцев к моменту захвата власти «красными кхмерами».

Это просто разрывает все шаблоны. Весь мир в курсе ужасного геноцида в Камбодже, про мотыги,  дискриминацию очкариков, борьбу с болезнями посредством уничтожения врачей. А как же прибаутка, вошедшая в русский фольклор, «заебу замучаю, как Пол Пот Кампучию», которая греет душу каждому кровожадному коммунисту? При этом в самой стране, где якобы по вине красных кхмеров тридцать лет назад  произошло уничтожение от 1,7 до 2,5 млн. человек - 20-25 % населения, народ чересчур спокойно к этому относится и не особо в курсе этих событий. Настолько спокойно и настолько не в курсе, что этот самый народ пришлось даже просвещать.

…Подготовка к трибуналу включала в себя широкий круг программ, ведущая роль в осуществлении которых, принадлежала международным и местным неправительственным организациям (НПО). Работа НПО велась по нескольким направлениям: сбор документов и свидетельских показаний о преступлениях режима «красных кхмеров»; информационно-разъяснительная деятельность среди населения о трибунале и его задачах; оказание психологической помощи жертвам геноцида; внедрение в массовое сознание культуры уважения закона и неотвратимости наказания за содеянные преступления…

…С 2000 г. по инициативе датского посла в Камбодже госпожи Л. ван ден Ассум стал выходить ежемесячный журнал «В поисках правды». Спонсорами издания выступили правительства Канады, Германии, Швеции, Швейцарии, Норвегии и Дании. Журнал распространялся бесплатно, его ежемесячный тираж составил 7 тыс. экземпляров. Сотрудники журнала провели серию социологических опросов о том, как кхмеры трактуют понятия «примирение», «правосудие», об их готовности простить преступления «красных кхмеров», об их желании лучше узнать и понять темные страницы истории своей страны. Мнения опрошенных выявили национальную специфику и помогли НПО выработать более эффективные методы работы по подготовке населения к началу судебных слушаний над «красными кхмерами». Ими было проведено множество тренинговых программ и семинаров по проблемам поиска правды о прошлом, по внедрению культуры уважения закона и соблюдению прав человека. В Пном Пене, Баттамбанге и Сиануквиле сотрудниками журнала совместно с НПО - Центром социального развития, были проведены, так называемые, открытые форумы - публичные дискуссии с участием бывших солдат «красных кхмеров» и рядовых камбоджийцев по вопросу о необходимости трибунала и о том, как относиться к трагическому прошлому страны. Один из таких форумов транслировался по национальному телевидению. Материалы этих форумов дали ценную информацию о степени готовности населения к судебному процессу над «красными кхмерами» и о том, каких результатов оно ожидает. По данным Центра по правам человека Института Беркли, в 2010 г. уже 75 % населения в той или иной степени были осведомлены о работе трибунала.

По общему мнению, НПО сыграли важную роль в формировании нового взгляда на саму судебную систему и ее роль, как в процессе национального примирения, так и в процессе демократизации…

… Последовательная, настойчивая и разнообразная деятельность НПО помогла убедить рядовых кхмеров в необходимости проведения трибунала и обеспечить участие в нем более 2 тыс. человек в качестве свидетелей…

Итак, круг виновных определили, народ просветили, остаётся ещё один вопрос: какие ваши доказательства? А доказательства тоже интересные.

В 1994 г. в Йельском Университете (США) была утверждена программа по изучению режима геноцида «красных кхмеров» в Камбодже. Для сбора материалов по этой программе в Пном Пене был учрежден Центр документации Камбоджи, сотрудникам которого к началу работы Трибунала в 2009 г. удалось собрать более 50 тыс. документов, тысячи свидетельских показаний о режиме «красных кхмеров», а также провести интервью с 40 тыс. бывших рядовых бойцов «красных кхмеров». Все документальные материалы изначально классифицировались по таким категориям как «пытки», «геноцид», «каторжный труд», «преступление против человечности» и являлись своеобразным строительным материалом для будущего трибунала. По словам директора Центра Иоук Чханга, подлинность всех документов неоднократно перепроверялась, так как цель состояла в том, чтобы «докопаться до истины о режиме», собрать исторические материалы для суда, чтобы найти виновных в геноциде…

… Пока неясно, в каком количестве и какие именно документы сохранились от периода 1975-1978 гг. Доподлинно известно, что накануне краха режима основная масса партийных документов была «красными кхмерами» уничтожена. Многие сохранившиеся документы переходили из рук в руки, и в настоящее время крайне сложно подтвердить их подлинность. В связи с этим определенные сомнения вызывают и материалы, которые были собраны в 1990- 2000-е гг. Центром документации Камбоджи. В любом случае они требуют серьезной перепроверки.

Часть же подлинных документов, которые остались от режима «красных кхмеров», трудно поддаются интерпретации, так как многие фразы в них зашифрованы и смысл их не совсем ясен. Подавляющее большинство документов деперсонифицировано. Они не содержат имен сотрудников, которым направлялась та или иная директива, и подписей тех, кто их посылал. Партийные директивы, как правило, выходили с подписью: «офис 870»  или «Ангка лы»  и направлялись в различные структурные подразделения, которые кодировались цифрами. По мнению защиты, коль в документах не указаны имена их подзащитных, они не могут служить прямым доказательством их вины.

В тексте ряда документов встречаются имена, но достоверно неизвестно, кто за ними скрывается, так как руководители государства широко использовали революционные псевдонимы. Так, в 1978 г. Ну он Чеа в беседе с иностранными корреспондентами заявил: «Секретность - основа всего, что мы делаем. К примеру, выборы наших товарищей на руководящие посты проходят секретно, место жительства и настоящие имена лидеров держатся в тайне... Только через конспирацию мы можем контролировать ситуацию и одержать победу над врагом, который просто не знает, кто есть кто».

Существует множество интервью с жертвами режима, устные истории пострадавших, по которым во многом и была восстановлена история Демократической Кампучии. Однако все они давались не под присягой, часто под сильным эмоциональным влиянием, или, наоборот, с трезвым учетом опыта последующих прожитых лет. Поэтому устные рассказы пострадавших могут быть использованы только как косвенные доказательства.

Важной частью любого судебного процесса являются свидетельские показания. Однако в данном случае их нельзя считать надежным доказательством, так как с момента событий прошло 30 лет. Основные свидетели - также пожилые люди, имеющие серьезные проблемы со здоровьем, в том числе ослабленную память. Некоторые из них не скрывают, что смутно помнят подробности событий тех лет.

Обратили внимание на пассаж о секретности и всего и вся у красных кхмеров и шифровании документов? А теперь далее:

17 февраля 2009 г. начались слушания по делу Каенг Киек Иеу, больше известного под именем Доть – начальника тюрьмы Туол Сленг. В ее застенках томились более 12 тыс. заключенных, лишь горстке из которых удалось выжить. В Туол Сленг попадали враги «наиболее высокого уровня». Хотя в Демократической Кампучии насчитывалось около 150 тюрем, Туол Сленг принадлежало центральное место в репрессивной системе «красных кхмеров». Американская журналистка Е. Бекер писала о том, что в этой тюрьме все было отработано до автоматизма, были четко определены дни, когда убивали врагов народа, их жен, их детей, когда ликвидировали рабочих, а когда крестьян.

Так кто там содержался, таки враги «наиболее высокого уровня» или рабочие и крестьяне?

Судебный процесс начался именно с Дотя, так как его персональная вина была наиболее очевидна, совершенные им преступления имели убедительную доказательную базу, в частности, были использованы и предъявленные самим Дотем многочисленные тюремные документы, которые включали фото узников, их биографии, признательные показания тюремщиков, записи о пытках в тюремном журнале, личные инструкции Дотя о казнях осужденных и т.д.

То есть красные кхмеры шифровали документы, окутывали всё секретностью, уничтожили практически все улики, а тут просто праздник какой-то – даже «записи о пытках в тюремном журнале» сохранились!

Если я правильно понял, то автор статьи хотела беспристрастно показать, что в Камбодже наконец-то торжествует историческая справедливость и пытается описать трудности, с которыми столкнулись в этом деле. Однако, при внимательном прочтении, вылезают сплошные несоответствия в общепризнанной легенде о камбоджийском геноциде. Если бы не общий тон статьи, то можно было бы подумать, что она направлена как раз на разоблачение этого цирка.







Tags: Пол Пот, красные кхмеры, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments