August 1st, 2017

  • yarror

Историческая правда и ложь историков

Когда какая-нибудь сторона в споре вместо аргументов прибегает к оскорблениям, это обычно расценивается как слабость позиции. Тем более плохим тоном считается начать разговор с оппонентом с оценки его личности, в частности, его умственной полноценности и моральной чистоплотности. Все это так. В случае если действительно ведется или начинается спор.
Поэтому сначала немного о споре. Спор – это состязание, а состязание должно быть, во-первых, честным, иначе теряется смысл затевать мероприятие. Ведь если один из собеседников прибегает к заведомо шулерским приемам, нарушается главное условие спора – равноправие сторон; это некрасиво, и у всех народов во все времена наказывалось канделябром по лицу. Во-вторых, спорщики перед началом спора должны быть уверены в адекватности оппонента. Согласитесь, что психиатр и его больной тоже в некотором роде оппоненты, однако никто не скажет, что между ними возможен спор. В том числе и по поводу методов лечения. Ну а если врач всерьез начнет разбирать аргументы душевнобольного, не в лечебных целях, то ему самому коллеги мягко посоветуют пройти курс оздоровления.

Все это лирическое отступление понадобилось мне для того, чтобы плавно перейти к мыслям и чувствам, которые я испытал, посмотрев вот эту статью.

Мы в своем Движении «Имени антипартийной группы 1957 года» тоже отметили дату так называемого «Большого террора». Отметили перепостом давней статьи П. Балаева. Посмотреть можно, например, тут.
Поскольку тема «большого террора» навязла в зубах еще со времен перестройки, и уже тогда считалась тухлой с любой точки зрения, мы посчитали, что она не стоит большего внимания. Мы ошибались.

Collapse )
Автор Юрий Бутаков, aka yu_butakov