July 30th, 2019

12 апреля 1941 г.

СПЕЦСООБЩЕНИЕ НКВД УССР № А-1292/СН В ЦК КП(б) УКРАИНЫ О ПЕРЕДВИЖЕНИЯХ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК НА ТЕРРИТОРИИ
ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРСТВА

12 апреля

Последние данные, поступившие от различных источников о передвижении германских крупных воинских частей на территории генерал-губернаторства и концентрации их у границы с СССР, еще раз подтверждают и дополняют ранее направленные вам материалы по этому вопросу.

Передвижение германских воинских соединений, завоз боеприпасов, отстройка аэродромов и строительство стратегических сооружений у восточных границ Германии начались еще в январе сего года и интенсивно развернулись к апрелю.

По существу известны следующие факты.

В начале февраля 1941 г. так называемая французская южная армия, которая ранее дислоцировалась в южной части Польши, железнодорожным транспортом переброшена на линию р. Сан в направлении Перемышля и расквартировалась в 10 км от границы с СССР.

Бронетанковые и понтонные соединения этой армии передвигались самостоятельно.

В первой половине марта 1941 г. так называемая северо-восточная 9-я армия, переброшенная из Франции в Краков, пробыв два дня в последнем, железнодорожным транспортом переброшена в Люблин.

Во второй половине марта 1941 г. в районы Кросно и Санок из собственно Германии прибыло большое количество свежих немецких войск, исключительно баварцев, из района Рейна.

Марш бронетанковых, понтонных частей продолжался двое с половиной суток.

2 апреля 1941 г. из Люблина в Томашев проследовала автоколонна с немецкими войсками общей численностью до 250 автомашин. На каждой автомашине находилось по 30—50 солдат, вооруженных винтовками и ручными пулеметами.

Вслед за автоколонной двигался военный обоз в количестве 50 подвод. Подводы были укрыты брезентом. Каждая подвода состояла из упряжи в 6 лошадей (какой груз перевозился обозом, не установлено).

2 апреля 1941 г. из Люблина в сторону Замостья проследовала пешим порядком в полном снаряжении немецкая пехотная часть до 700 человек.

Вслед за ней прошел отряд СС до 100 человек.

2 апреля 1941 г. на ст. Избица разгружен эшелон с боеприпасами, которые автотранспортом перевозились в неустановленном направлении.

Там же разгружено до 600 понтонных лодок.

В с. Пусткове, что в 16 км северо-восточнее Тарнова, строятся большие бетонные убежища, в которые доставляется большое количество аэробомб, взрывчатых материалов и амуниции.

На данном строительстве занято до 5 тысяч евреев и до тысячи поляков-каменщиков.

Такие же убежища строятся в д. Вишневцы под Кросно.

В 25 км от г. Замостье по автостраде в сторону Томашева под густыми деревьями около самой дороги построены до 180 хранилищ, в которых находятся склады бензина, взрывчатых веществ, амуниции и мастерские.

В северо-восточной части г. Замостье в 28 больших складах помещаются материальные склады бронетанковых частей, гаражи и ремонтные мастерские.

Аэродром Раковицы (предместье Кракова), что в 4 км юго-восточнее железнодорожной станции, превращен в авиационный центр.

Работы по его отстройке продолжались 5 месяцев. На работах были использованы военный строительный батальон и около 1000 рабочих.

Построены огромные подземные бетонные склады, куда завозится большое количество аэробомб, взрывчатых веществ. Построены также большие ремонтные мастерские. В период с 15 февраля и до конца марта 1941 г. на аэродром прибыло большое количество новых самолетов типа тяжелых бомбардировщиков и истребителей, летного состава и обслуживающего персонала. Для размещения последних немецкие власти заняли около 40 больших домов в районе «Оседля офицерского», прилегающего к аэродрому.

Самолеты и летный состав продолжают прибывать. Летный состав прибывает из Франции и Фландрии. В 25 км на запад от Тарнува у дороги Бохня — Тарнув усиленными темпами строится новый аэродром. Значительно расширен аэродром в Люблине и доведен до размеров аэродрома в Кракове.

Расширение Люблинского аэродрома продолжается. На аэродром прибывают летные части. Прибывающий летный состав— молодежь, не принимавшая участия в боях.

Расширен аэродром в Модлине, куда поступает большое количество самолетов и летчиков.

Находящийся в Замостье аэродром укрепляется.

2 апреля 1941 г. из Люблина в Замостье проследовала автоколонна до 200 машин, груженных бочками с бензином.

В ближайшее время предполагается постройка нового аэродрома в Томашеве.

В 2 км северо-восточнее м. Жешув строится новый аэродром небольшого размера.

На фабрике в г. Мельцу развернулось усиленное самолетостроение. На фабрике сконцентрированы все бывшие польские авиапредприятия Варшавы. Из Германии фабрика получила новые станки.

Работа на фабрике проходит в две смены. Кроме немецких специалистов принудительно работает до 1800 польских рабочих.

27 марта 1941 г. в г. Краков прибыл маршал немецкой авиации (фамилия не установлена) в сопровождении двух генералов, который направился по территории генерал-губернаторства с инспекторскими целями.

Вместе с указанным, усиленными темпами разворачивается строительство стратегических дорог.

На месте старого тракта Жешув — Тарноград строится широкая бетонная автострада. На работах занято до двух строительных батальонов и большое количество рабочих.

На той же линии закончено строительство узкоколейной железной дороги.

Дороги Тарноград — Белгорай, Белгорай — Замостье, Замостье — Томашев переделаны на бетонную автостраду.

На этих автострадах поставлены таблички, отмечающие расстояние от Львова.

Заканчивается строительство автострады Томашев — Цеша-нув. На этом строительстве занято до 5 строительных батальонов и тысячи рабочих.

Шоссе Розвадув — Рудник усиленными темпами заливается бетоном.

От Кракова до Розвадув и до Лежайска строится узкоколейная железная дорога.

20 марта 1941 г. железнодорожные депо в генерал-губернаторстве получили распоряжение быть готовыми для обслуживания железнодорожных линий на восток, включительно до Львова.

Одновременно с начала марта сего года немцы на пограничные железнодорожные станции на востоке перебрасывают запасные материалы, строят мастерские.

Ввиду усиленных военных перевозок с 1 апреля 1941 г. пассажирское движение на территории генерал-губернаторства прекращено.

Подвижного состава недостаточно, находится в очень плохом состоянии, в особенности паровозы. Ремонт его не производится, что вызывает частые аварии и простой поездов по станциям в ожидании паровозов и создает пробки при небольшом движении.

Вагоны и паровозы разных типов. Железнодорожные служащие работой на транспорте недовольны, к работе относятся плохо.

Контингент железнодорожных служащих — немцы, чехи и поляки.

На советско-венгерской границе до 3 апреля 1941 г. передвижений германских войск отмечено не было.

Начиная с 3 апреля 1941 г. отмечено в Венгрии большое передвижение германских войск в направлениях: Дунай — Югославия, Вена — Будапешт — Клуж — Румыния, Будапешт — Дебрецен — Клуж — Болгария.

Нами приняты меры к проверке и уточнению изложенных выше данных.

Народный  комиссар государственной безопасности УССР Мешик

12 апреля 1941 г.

Спрос рождает предложение

«На протяжении последних полутора десятков лет в Чехии самой известной узницей сталинских лагерей считается Вера Соснарова.

Уроженка города Брно, отметившая в мае 88-летие, была арестована сотрудниками НКВД вместе с сестрой и матерью в 1945 году. Попав в ГУЛАГ в четырнадцатилетнем возрасте, она провела там 19 лет. Соснарова — героиня многочисленных статей, телепередач, про ее жизнь написана книга «Кровавые ягоды». Она регулярно выступает с лекциями в чешских вузах в качестве живого свидетеля преступлений сталинизма.

Вот, например, какими воспоминаниями она поделилась в рамках проекта «Национальная память»: «Один раз мы пришли с работ в лесу, и комендант сказал: «Сейчас все в барак! Никому не выходить»! Мы не понимали, что происходит. Там был амбар, в который загнали множество людей, потом его облили горючим и подожгли. Живых людей там сжигали заживо».

Как ни странно, это не самое жуткое место из рассказов госпожи Соснаровой. Вот, например, что она рассказывает на своих лекциях: «Волки ходили за нами, собирались стаями, рыси сидели на каждом дереве и ели людей, которые кричали в лесу». А еще заключенных ГУЛАГа, по версии дамы, кормили другими заключенными: «Нам готовили борщ из человечины. Когда мы нашли в борще пальцы, мы поняли это»…

История Веры Соснаровой в Чехии стала канонической. Преподаватели вузов настоятельно советуют студентам, дабы понять суть сталинского режима, прочитать книгу «Кровавые ягоды» или сходить на лекцию дамы. «Кровавые ягоды» превратились в чешский «Архипелаг ГУЛАГ», который, казалось бы, не подлежит сомнению. Голоса скептиков в расчет не принимались: их сразу клеймили как «сталинистов, пытающихся оправдать ужасные преступления».

Но летом 2019 года против Соснаровой выступил историк Адам Градилек... Изучив биографию Веры и ее семьи, он пришел к удивительному выводу: она вообще не была в ГУЛАГе…

Градилек, основываясь на изучении чехословацких документов, приходит к выводу, что семья Соснаровой уезжала в Советский Союз добровольно. У матери Веры не было иного выхода, потому что она опасалась расправы со стороны чехов... Во время гитлеровской оккупации Соснарова-старшая решила избавиться от надоевшей соседки и написала на нее... донос в гестапо. Из-за этого доноса Соснаровым в 1945 году и пришлось уезжать из Чехословакии.

А как же ГУЛАГ? <...> В случае с Соснаровой ответ однозначный: нет никакой информации о том, что в СССР она находилась в тюрьмах или лагерях. Нет данных ни о суде, ни о реабилитации.

Зато данные на Веру Соснарову обнаружились в гражданских архивах. Известно, что в Советском Союзе она окончила школу, затем работала на металлургическом комбинате на Урале, а с 1947 года и вплоть до возвращения в Чехословакию являлась сотрудницей Нижнетагильского котельно-радиаторного завода…

Как же вообще обычная гражданка Чехии Вера Соснарова превратилась в «жертву сталинизма»? Ответ банальный: во всем виноваты деньги.

В 2002 году парламент Чехии принял закон, согласно которому граждане страны, побывавшие в ГУЛАГе, могли получить компенсацию в размере 12 000 крон за каждый месяц лишения свободы. И вскоре на пороге учреждения, отвечающего за выплаты, появилась Вера Соснарова, сообщившая, что провела в сталинских застенках 19 лет.

Чешское управление социального обеспечения направило запросы в российские архивы, откуда и получило ответ: никакой узницей дама не была, а трудилась в качестве наемной работницы на стройках народного хозяйства. Отказ в выплатах, однако, госпожу Соснарову не смутил. Она поведала свою историю журналистам, посетовав на то, что не может даже получить компенсацию за сломанную жизнь. С этого все и началось. Репортеры подхватили сюжет, и вскоре о Вере Соснаровой знала уже вся Чехия… деньги потекли к даме рекой: ей стали помогать благотворительные организации, а также простые люди, потрясенные ее историей. Публикации, лекции, выступления по телевидению — за полтора десятилетия Соснарова и помогающие ей предприимчивые люди сумели очень хорошо заработать.».

«Аргументы и факты»:

http://www.aif.ru/society/people/rysi_eli_lyudey_cheshskaya_pensionerka_17_let_vydaet_sebya_za_uznicu_gulaga

Факты, приведенные в статье, говорят сами за себя и не нуждаются в дополнительных комментариях.

Но есть смысл порассуждать вот о чем. В готовящейся к выходу книге «Троцкизм» (https://p-balaev.livejournal.com/1120312.html ) Петр Балаев отмечает, что распространение и поддержание выдумок о «жертвах репрессий» давно уже превратилось в выгоднейший бизнес. В России это огромные финансовые потоки, несравнимые с гонорарами г-жи Соснаровой: выплаты «компенсаций», строительство «памятников», финансирование специализированных организаций и «исследований».

Более того, несмотря на интенсивную пропаганду с 1956 года, реально массовое появление «жертв» и «свидетелей» репрессий началось после того, как Горбачев объявил, что будет платить «репрессированным» компенсации. Все по законам экономики – если за «жертв сталинизма» платят деньги, то спрос на них будет удовлетворен.

Не стоит особо радоваться опубликованной в официозе статье про Соснарову. Частично это внешнеполитический вопрос – противостояние российской и ЕСовской буржуазии не прекращается, так что в России охотно пишут про чешских мошенников, забывая о российских.

Кроме того, пропагандистская обработка людей в антикоммунистическом духе вовсе не останавливается. Тот же Градилек, разоблачивший Соснарову – сотрудник Института по изучению тоталитарных режимов. Он точно также зарабатывает на живописании «ужасов коммунизма», но делает это более умно и понимает, что наглая брехня в духе Соснаровой лишь компрометирует его работу.

Коммунистам остается лишь продолжать свою работу, в том числе и на фронте борьбы за историческую правду. Важнейшую роль в этом играют исследования Петра Балаева, доказывающие горбачевскую ложь о расстрелах сотен тысяч человек внесудебными органами.

https://1957anti.ru/publications/item/1001-lokhotron-memoriala-glava-iz-chernovika-knigi-petra-balaeva-trotskizm

Спрос рождает предложение

Марксизм и лесные пожары

«Пожары в Эвенкийском районе Красноярского края, из-за которых смогом затянуло небо Новосибирска, решено не тушить — это не выгодно экономически.

«Сейчас два действительно самых горящих региона — это Иркутская область и Красноярский край. Но основная часть пожаров, она действует в труднодоступных отдалённых территориях в так называемой зоне контроля. Соответственно, эти пожары, по большей части по ним принимается решение о нетушении, поскольку там нет угроз населенным пунктам, нет угроз объектам экономики. И, соответственно, прогнозируемые затраты они в разы, иногда в десятки раз больше, чем возможный ущерб», — сообщили корреспонденту НГС в пресс-службе министерства лесного хозяйства Красноярского края.»

https://news.ngs.ru/more/66168907/

От этого простодушного высказывания региональных чиновников вчера-позавчера у многих в интернете знатно подгорело.

Мы, конечно, удивляться этим откровениям не станем. У нас всего-навсего появилось еще одно подтверждение той элементарной истины, что закон стоимости при капитализме работает в полный рост. От этих лесов и марей, находящихся у черта на куличках, в ближней-средней перспективе прибыль получить не удастся – дурных немае закапывать деньги в вечную мерзлоту. Так и пусть горят себе, да хоть сгорят все к чертовой матери.

Что смог города накрыл и угроза здоровью граждан возникла – это, конечно, неприятно… Но еще Карл Маркс сказал, что насколько капитализм бережлив в своих денежных вложениях, настолько он расточителен в рабочей силе. Людишек хватит. Даже если сгорят пара деревень в глуши – что ж, показательно накажем невиновных и наградим непричастных. Чай, не в первый раз.

Не стоило бы городить огород ради того, чтобы лишний раз показать читателю, как буржуазному государству плевать на наемных работников с высокой колокольни. Это все слишком очевидно. Но вернемся к подгоревшим от этой новости. Вот где истинная незамутненность.

Пишет какой-нибудь товарищ много хороших и правильных слов про то, что пожары - следствие более чем десятилетнего бардака в лесном хозяйстве, что лесную охрану еще 13 лет назад упразднили, что короед половину подмосковных лесов сожрал, что мероприятия по освоению лесов и лесовосстановлению возложены на арендаторов, которые на эти мероприятия плевать хотели... Все правильно пишет, превосходно! А выводы у него какие? Все неправильно организовано из-за недальновидности чиновников; надобно все организовать правильно в лесном хозяйстве - и вот тогда заживем!

Это ровно такая же глупость, как утверждение, что СССР распался по причине, что в ЦК КПСС плохо марксизм-ленинизм знали.

Если за деревьями не видеть леса, если не понимать, что деградация лесного хозяйства - естественное следствие стремления получить максимальную прибыль (а где с прибылью швах - перекинуть убытки на государство и по возможности минимизировать их), естественное следствие капиталистической организации хозяйства в нашей стране, то можно так и состариться в ожидании, когда же на Руси станет жить хорошо.

Жить на Руси и сейчас хорошо. Только не всем, а тем, кому надо. Им смог от горящих лесов не досаждает.

Марксизм и лесные пожары