August 14th, 2019

5 мая 1941 г.

ИЗ СООБЩЕНИЯ НКГБ СССР № 1452/М В ЦК ВКП(б), СНК, НКО И НКВД СССР О ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЯХ ГЕРМАНИИ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ ПОЛЬШИ

5 мая 1941 г.

По сведениям, полученным за последние дни из различных источников, установлено:

1. Военные приготовления в Варшаве и на территории генерал-губернаторства проводятся открыто, и о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом немецкие офицеры и солдаты говорят совершенно откровенно как о деле, уже решенном. Война якобы должна начаться после окончания весенних полевых работ. Немецкие солдаты, со слов своих офицеров, утверждают, что захват Украины немецкой армией обеспечен хорошо работающей на территории СССР «пятой колонной».

С 10 по 20 апреля германские войска двигались через Варшаву на восток беспрерывно как ночью, так и днем. Из-за непрерывного потока войск останавливалось все движение на улицах Варшавы. По железным дорогам в восточном направлении идут составы, груженные главным образом тяжелой артиллерией, грузовыми машинами и частями самолетов. С середины апреля на улицах Варшавы появились в большом количестве военные грузовики и автомашины Красного Креста.

Немецкими властями в Варшаве отдано распоряжение привести срочно в порядок все бомбоубежища, затемнить все окна, создать в каждом доме санитарные дружины, созвать все ранее распущенные дружины Красного Креста. Мобилизованы и отобраны для армии все автомашины частных лиц и гражданских учреждений, в том числе и немецких. С начала апреля закрыты все школы и курсы, их помещения заняты под военные госпитали. Запрещено всякое пассажирское движение по территории генерал-губернаторства, кроме пригородного по линии Варшава-Отвоцк.

Фирма «Гартвиг» доставила из Берлина 4 дизеля, которые установлены в туннеле главного варшавского вокзала для того, чтобы независимо от городской электростанции питать железнодорожную линию.

Штаб армии восточного фронта расположен в Отвоцке. Немцы рассчитывают якобы сначала забрать Украину прямым ударом с запада, а в конце мая через Турцию начать наступление на Кавказ.

Немецкие офицеры в генерал-губернаторстве усиленно изучают русский язык, а также топографические карты приграничных территорий СССР, которые каждому из них розданы.

Подтверждаются сведения о создании на границе с СССР укрепленной линии и отдельных укрепленных районов. Все работы проводились под руководством известного строителя «линии Зигфрида» инженера Тодта силами немецких рабочих и солдат. Для подсобных, главным образом земляных, работ было мобилизовано 35 000 евреев. В частности, из района г. Радом выселены все жители окрестных 250 деревень. Здесь создан ряд укрепленных районов. Город Седлец превращен также в укрепленный пункт. Из района Новый Седлец выселены все поляки. Немецкие войска заняты здесь улучшением старых и постройкой новых шоссейных дорог ведущих к советской границе. На всех дорогах деревянные мосты укреплены железными брусьями. Проводится заготовка переправочных средств через р. Буг.

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР Меркулов

5 мая 1941 г.

Ответы на вопросы читателей. Об историках.

Каких нормальных историков я знаю, которых могу посоветовать читать?

     Читать я советую ВСЕХ. Только читать нужно – думая. А то к историкам вы относитесь примерно так же, как к врачам. Если вас лечит простой врач в поликлинике, то даже в случае полного излечения, вы непременно будете иметь к нему претензии. Вплоть до того, что будете своим знакомым рассказывать, как вас неправильно лечили и как нужно было лечить. 

    А если попадете с насморком в руки врача с профессорским званием, то даже став в результате профессорского лечения инвалидом, будете с гордостью хвастаться перед знакомым, как вас известный врач спас от смерти. Даже состояние собственного здоровья не позволяет огромному числу людей критически оценить деятельность «профессионалов». А что уж говорить об отношении к каким-то историкам, результаты деятельности которых не так очевидны?! 

     Я начал писательство с книг о Николае Старикове, в серии «Анти-Стариков» вышли первые две мои книги о работах Николая Викторовича на исторические темы. Только Стариков – не профессиональный историк, мне он был интересен в качестве объекта критики потому, что свои исторические изыскания подтягивал к своей политической деятельности. 

     Надо сказать, что профессиональные историки отнеслись к Старикову, скажем так, с некоторой долей профессиональной толерантности. Несмотря на довольно большие тиражи его книг и его серьезную раскрутку, они сделали вид, что его не замечают. И правильно сделали. Потому что в противном случае, если бы они его стали критиковать, получили бы много неприятностей. Николай Викторович, несмотря на его явную глупость, был бы вполне в состоянии начать разбор творений профессиональных историков с таким результатом, что им осталось бы только захлебнуться своей слюной. 

      Потому что по уровню глупости и вранья профессиональные историки (разумеется, я имею ввиду тех из них, которые занимаются периодом СССР) Старикова делают на раз. Они неподражаемы. Можно даже писать серии книг с разбором буквально каждой книги каждого из них.

     Например, почти одновременно с моим «Ворошиловым» вышла в серии «Жизнь замечательных людей» книга «К.Е.Ворошилов» известного историка Николая Великанова. У меня читатели даже интересовались, знаком ли я с работой Великанова. Конечно, знаком. Николаю Великанову в 2017 году, в год выхода книги, исполнилось 83 года. Старость нужно уважать. Но уважения достойна старость, заслуживающая уважения. 

    Посмотрим, что написано в книге Н.Великанова о Ворошилове, цитата из нее:

9 сентября Ставка отправила в Ленинград телеграмму: «Ворошилову, Жданову. 

   Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же вами приняты меры для того, чтобы перестать, наконец, терять города и станции. Также безобразно вы сообщили о потере Шлиссельбурга. Будет ли конец потерям? Может быть, вы уже предрешили сдать Ленинград?... Мы требуем от вас, чтобы вы в день два-три раза информировали нас о положении на фронте и о принимаемых вами мерах.

Сталин, Молотов, Маленков, Берия.»

    Ответа Ворошилова и Жданова на телеграмму Ставки не последовало.

    И это написал бывший  главный редактор журнала Министерства обороны СССР «Советское военное обозрение»!!!

      Ничего странного в этой цитате вы не заметили? Если нет, то вам простительно. Вы же не профессиональные историки. Тем более, не бывшие главные редакторы главного исторического журнала МО СССР. 

     Поэтому вы могли бы и не понять, почему Ворошилов и Жданов не ответили на телеграмму Ставки. Как они могли ответить на фальшивку, состряпанную уже даже не после войны, а после их смерти? Из загробного мира прислать ответную телеграмму в Ставку? 

     Дятел, который изготовил эту «телеграмму Ставки» с целью представить Ворошилова военным идиотом, сам проявил эталонный идиотизм, перепутав состав Ставки ВГК с составом Государственного Комитета Обороны. Подпись под документом Ставки Маленкова и Берии, никогда в состав Ставки не входивших, это нечто невероятное. Запредельное. Эта «телеграмма Ставки» у человека, занимавшегося историей Великой Отечественной войны, может вызвать даже не подозрение, а лишь глумление над «мастерством» лепил, работавших в архивах. 

    Но бывший главный редактор «Советского военного обозрения» этого не заметил. Господин Великанов вообще хоть состав Ставки ВГК знает? 

    Закономерно, что историк с таким уровнем интеллекта написал биографию Климента Ефремовича Ворошилова… у меня даже слов подходящих нет, чтобы охарактеризовать достойно его труд.  Это гнусный, нелепейший, позорный, бессовестный пасквиль. Даже это определение слишком мягкое. 

    Так мало Ворошилова, Великанов в той книге и Сталина оболгал в стиле Троцкого. 

И если сделать разбор книги Н.Великанова о Ворошилове, то можно написать на целую книгу – столько там всего! 
Вот вам о профессиональных историках. Читайте их труды очень внимательно и вдумчиво. Проверяйте каждый факт и каждое утверждение, если не хотите в результате «лечения насморка» получить инвалидность, доверяя таким профессорам.

      Так неужели вообще нет таких историков, которым можно доверять? Конечно, есть. Есть такие историки, в работах которых нет фактов и утверждений, проверка которых не приводит к выводам о профессиональной непригодности и лживости автора.  Только мы историков не там ищем. У нас головы свернуты лицом к заднице. 

   «Пройденный путь» - книга мемуаров С.М.Буденного. Читайте и смотрите, как должно выглядеть историческое исследование. Кстати, историки утверждают, что не сам Семен Михайлович писал мемуары, а нанятый «литературный раб». Это они от зависти. Если бы такой «раб» существовал, то это был бы литературный гений. 

       «Рассказы о жизни» Климента Ефремовича Ворошилова – это совсем уж серьезно. Серьезнейшая работа об истории революционного движения на Донбассе до 1907 года. Эталонная в смысле научности.

    Мемуары маршалов Рокоссовского, Мерецкова, Захарова (даже не смотря на редакторские «улучшения») – чем не научно-исторические труды? 

    Или вы думаете, что научно-исторический труд – это творение тупой дипломированной сволочи, не имеющей представления о предмете, которым эта сволочь занимается в качестве ученого? 

     Так многие так и думают. Поэтому верят нашим военным историкам, которые в своих книгах учат маршалов воевать. Поэтому так прижилось, что Ворошилову, члену Ставки и ГКО, Сталин не доверял командование фронтами. Т.е., Клименту Ефремовичу мало было работы в Ставке и ГКО, нужно было еще и на фронте полки водить! 

   Вот то, что Сталин не выгнал Ворошилова из ГКО, высшего органа власти в стране во время войны, и не послал командовать фронтом, трактуется, как недоверие к Ворошилову. Уровень должности члена ГКО и должности комфронтом сравните! 

   А теперь попробуйте найти хоть одного профессионального историка, который не утверждал, что Ворошилов не справился с командованием фронтом, поэтому ему это командование не доверяли? Найдёте? Если найдете, то знайте – это грамотный, умный историк. Я пока не нашел.

 Коротко. Как правильно характеризовать таких историков, как Н.Великанов – тупыми или подлыми. Правильно  - и тупыми, и подлыми. Подлость без тупости не бывает. Подлость только хитрой может быть. Но хитрость к этим историка  не относится. Они даже свои труды пишут так, что любой внимательный читатель без посторонней помощи, всего лишь чуть критически подойдя к материалу, может сформулировать очень неудобные, мягко говоря, для авторов вопросы.

   Так в книге о Ворошилове сам же Великанов сначала пишет, что Климент Ефремович был назначен командующим царицынской группой войск по настоянию генерала М.Д.Бонч-Бруевича.  Михаил Дмитриевич, бывший на тот момент военным руководителем Высшего Военного Совета, оценил полководческое дарование Ворошилова, под командованием которого был осуществлен беспримерный «царицынский поход» и принял решение заменить им генерала Снесарева, с командованием в сложных условиях не справлявшегося. Сам же Великанов об этом моменте пишет в книге. М.Д.Бонч-Бруевич – это высший военный авторитет среди всех военспецов. Снесарев по сравнению с ним – щенок. Военные способности Ворошилова оценил сам генерал Бонч-Бруевич! 

    Но буквально на следующей странице Н.Великанов утверждает, что Ворошилов военных способностей не имел. Генерал Бонч-Бруевич, который еще при царе поднялся в карьере до начальника штаба Северо-Западного фронта, тоже не имел военных способностей, раз не сумел правильно оценить способности Ворошилова?

    И это еще не всё. Сначала у Великанова назначение Климента Ефремовича происходит по настоянию генерала Бонч-Бруевича, но через пару страниц он об этом забывает и приписывает это результату интриг Сталина и самого Ворошилова. Получается какая-то абракадабра. 

    Хитрый подлец хотя бы не стал все известные ему факты лепить в одну кучу, что то не стал бы выкладывать. Тупой историк сам не замечает, что у него в результате получается. Не замечает, что его выводы противоречат приведенным им же фактам. 

    Я давно уже утверждаю, что наши известные профессиональные историки создают впечатление, что историк – не профессия, а диагноз. 

Ответы на вопросы читателей. Об историках.