September 29th, 2019

21 июня 1941 г.

ТЕЛЕГРАММА МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ РИББЕНТРОПА ПОСЛУ В СССР ШУЛЕНБУРГУ

21 июня 1941 г.

Срочно!

Государственная тайна!

По радио!

Послу лично!

1. По получении этой телеграммы все зашифрованные материалы должны быть уничтожены. Радио должно быть выведено из строя.

2. Прошу Вас немедленно информировать господина Молотова о том, что у Вас есть для него срочное сообщение и что Вы поэтому хотели бы немедленно посетить его. Затем, пожалуйста, сделайте господину Молотову следующее заявление:

«Советский полпред в Берлин получает в этот час от имперского министра иностранных дел меморандум с подробным перечислением фактов, кратко суммированных ниже:

I. В 1939 г. имперское правительство, отбросив в сторону серьезные препятствия, являющиеся следствием противоречий между национал-социализмом и большевизмом, попыталось найти с Советской Россией взаимопонимание. По договорам от 23 августа и 28 сентября 1939 г. правительство рейха осуществило общую переориентацию своей политики в отношении СССР и с тех пор занимало по отношению к Советскому Союзу дружественную позицию. Эта политика доброй воли принесла Советскому Союзу огромные выгоды в области внешней политики.

Имперское правительство поэтому чувствовало себя вправе предположить, что с тех пор обе нации, уважая государственные системы друг друга, не вмешиваясь во внутренние дела другой стороны, будут иметь хорошие, прочные добрососедские отношения. К сожалению, вскоре стало очевидным, что имперское правительство в своих предположениях полностью ошиблось.

II. Вскоре после заключения германо-русских договоров возобновил свою подрывную деятельность против Германии Коминтерн с участием официальных советских представителей, оказывающих ему поддержку. В крупных масштабах проводился открытый саботаж, террор и связанный с подготовкой войны шпионаж политического и экономического характера. Во всех странах, граничащих с Германией, и на территориях, оккупированных германскими войсками, поощрялись антигерманские настроения, а попытки Германии учредить стабильный порядок в Европе вызывали сопротивление. Советский начальник штаба предложил Югославии оружие против Германии, что доказано документами, обнаруженными в Белграде. Декларации, сделанные СССР в связи с заключением договоров с Германией относительно намерений сотрудничать с Германией, оказываются, таким образом, продуманным введением в заблуждение и обманом, а само заключение договоров — тактическим маневром для получения соглашений, выгодных только для России. Ведущим принципом оставалось проникновение в небольшевистские страны с целью их деморализовать, а в подходящее время и сокрушить.

III. В дипломатической и военной сферах, как стало очевидно, СССР, вопреки сделанным по заключении договоров декларациям о том, что он не желает большевизировать и аннексировать страны, входящие в его сферы интересов, имел целью расширение своего военного могущества в западном направлении везде, где это только казалось возможным, и проводил дальнейшую большевизацию Европы. Действия СССР против Прибалтийских государств, Финляндии и Румынии, где советские притязания распространились даже на Буковину, продемонстрировали это достаточно ясно. Оккупация и большевизация Советским Союзом предоставленных ему сфер интересов являются прямым нарушением московских соглашений, хотя имперское правительство в течение какого-то времени и смотрело на это сквозь пальцы.

IV. Когда Германия с помощью Венского арбитража от 30 августа 1940 г. урегулировала кризис в Юго-Восточной Европе, явившийся следствием действий СССР против Румынии, Советский Союз выразил протест и занялся интенсивными военными приготовлениями во всех сферах. Новые попытки Германии достигнуть взаимопонимания, нашедшие отражение в обмене письмами между имперским министром иностранных дел и господином Сталиным и в приглашении господина Молотова в Берлин, лишь привели к новым требованиям со стороны Советского Союза, таким, как советские гарантии Болгарии, установление в Проливах баз для советских наземных и военно-морских сил, полное поглощение Финляндии. Это не могло быть допущено Германией. Впоследствии антигерманская направленность политики СССР становилась все более очевидной. Предупреждение, сделанное Германии в связи с оккупацией ею Болгарии и заявление, сделанное Болгарии после вступления германских войск, явно враждебное по своей природе, в этой связи были столь же значимы, как и обещания, данные Советским Союзом Турции в марте 1941 г. защитить турецкий тыл в случае вступления Турции в войну на Балканах.

V. С заключением советского-югославского договора о дружбе от 5 апреля этого года, укрепившего тыл белградских заговорщиков, СССР присоединился к общему англо-югославо-греческому фронту, направленному против Германии. В то же самое время он пытался сблизиться с Румынией для того, чтобы склонить эту страну к разрыву с Германией. Лишь быстрые германские победы привели к краху англо-русских планов выступления против германских войск в Румынии и Болгарии.

VI. Эта политика сопровождалась постоянно растущей концентрацией всех имеющихся в наличии русских войск на всем фронте — от Балтийского моря до Черного, против чего лишь несколько позже германская сторона приняла ответные меры. С начала этого года возрастает угроза непосредственно территории рейха. Полученные в последние несколько дней сообщения не оставляют сомнений в агрессивном характере этих русских концентраций и дополняют картину крайне напряженной военной ситуации. В дополнение к этому из Англии поступают сообщения, что ведутся переговоры с послом Криппсом об еще более близком политическом и военном сотрудничестве между Англией и Советским Союзом.

Суммируя вышесказанное, имперское правительство заявляет, что советское правительство вопреки взятым на себя обязательствам

1) не только продолжало, но и усилило свои попытки подорвать Германию и Европу;

2) вело все более и более антигерманскую политику;

3) сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности. Таким образом, советское правительство нарушило договоры с Германией и намерено с тыла атаковать Германию, в то время как она борется за свое существование. Фюрер поэтому приказал германским вооруженным силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами».

Конец декларации.

Прошу Вас не вступать ни в какие обсуждения этого сообщения. Ответственность за безопасность сотрудников германского посольства лежит на правительстве Советской России.

Риббентроп

21 июня 1941 г.

Война без мифов. Начинаем с 22 июня. Анонс

Наши публикации исторических документов по предвоенному периоду подходят к концу, с понедельника вы будете читать документы начального этапа войны.

Опубликованных предвоенных документов вполне достаточно для разгрома нескольких антисоветских мифов: о неготовности СССР к войне из-за неверия высшего руководства в ее близость, о недоверии к донесениям разведки, якобы точно предсказавшей дату начала войны, наконец, о якобы вынужденном нападении Германии на СССР (последнее – лютейшая резуновщина, ее и опровергать-то глупо). Публикация этих документов важна еще для того, чтобы показать предвоенную обстановку в мире. Но главное – впереди.

Предыстория кончилась. Далее у нас пойдут военные документы. Сводки, директивы, донесения. Все – о военных планах, военных действиях. Документы как нашей стороны, так и немецкой.

Зачем мы взялись за эти публикации – достаточно ясно сказано в вводных статьях к этому циклу [1], [2]. Основная задача, которую мы преследуем при размещении у нас этих документов – выставить напоказ лживость официальных данных о военных потерях СССР, начиная с хрущевских двадцати миллионов. Тем самым мы показываем лживость сплетней о «заваливании трупами», об «одной винтовке на троих», о бездарном военном руководстве, об ущербности и неспособности социалистической страны победить в войне без невероятных жертв, наконец.

Подзадача, по своей важности сравнимая с общей задачей – разгромить версию о «катастрофе СССР 1941 года».

Кстати, вот вам выдержка из одного «авторитетного источника»:

«В целом провал операции «Барбаросса» явился ключевым поворотным моментом Второй мировой войны.»

Это цитата из статьи в Википедии про план «Барбаросса». Какая к чертям «катастрофа 1941 года», если в этом же году, месяца через три после начала войны (когда последнему тормозу в руководстве Рейха стало ясно, что блицкрига не будет), в войне случился «ключевой поворотный момент»? Говорить одновременно про «ключевой поворотный момент в начале войны» и про катастрофу СССР в этом же начале войны – дикая шиза. Но нашим «историкам» не привыкать, и не так раскорячиваться иной раз приходится.

Документов очень много. Чтобы не тянуть время, в ближайшее время мы будем размещать по два документа в день – часов в 11 и в 15. Читайте.

Война без мифов. Начинаем с 22 июня. Анонс

Классики возвращаются. Анонс

Каникулы у рубрики «Ни дня без классиков» выдались продолжительные, настало время возобновить публикации.

На сей раз мы начнем публиковать серию цитат самых-самых классических классиков, простите за каламбур. Познакомимся с ранними трудами (до 1844 года) Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Впереди не только «Капитал» - нет еще «Манифеста», «Святого семейства», «Немецкой идеологии». Но ранние произведения двух основоположников заслуживают не менее серьезного внимания, чем даже самые известные их труды. В этих произведениях уже есть очень многие мысли, на которых основаны более зрелые работы. Здесь вы увидите знаменитое определение религии как опиума для народа, не менее известный тезис о теории, становящейся материальной силой при овладении массами, рассуждения о ликвидации частной собственности, о пролетарской революции. И много чего еще.

Можно подумать, что авторы – люди опытные, многое повидавшие на своем веку. Но не забывайте: тексты, цитаты из которых мы публикуем, написаны двумя молодыми немецкими парнями, двадцати-двадцати пяти лет от роду.

Серия публикаций будет длительная, как минимум до Нового года. Открывайте наш сайт или ЖЖ каждое утро в 9:30 и читайте новую цитату.

Классики возвращаются. Анонс