December 9th, 2019

Практика самоотчуждения

Еврейство не могло дальше развиваться как религия, развиваться теоретически, потому что мировоззрение практической потребности по своей природе ограничено и исчерпывается немногими штрихами.

Религия практической потребности могла по самой своей сущности найти своё завершение не в теории, а лишь в практике — именно потому, что её истиной является практика.

Еврейство не могло создать никакого нового мира; оно могло лишь вовлекать в круг своей деятельности новые, образующиеся миры и мировые отношения, потому что практическая потребность, рассудком которой является своекорыстие, ведёт себя пассивно и не может произвольно расширяться; она расширяется лишь в результате дальнейшего развития общественных условий.

Еврейство достигает своей высшей точки с завершением гражданского общества; но гражданское общество завершается лишь в христианском мире. Лишь при господстве христианства, превращающего все национальные, естественные, нравственные, теоретические отношения в нечто внешнее для человека, — гражданское общество могло окончательно отделиться от государственной жизни, порвать все родовые узы человека, поставить на их место эгоизм, своекорыстную потребность, претворить человеческий мир в мир атомистических, враждебно друг другу противостоящих индивидов.

Христианство возникло из еврейства. Оно снова превратилось в еврейство.

Христианин был с самого начала теоретизирующим евреем; еврей поэтому является практическим христианином, а практический христианин снова стал евреем.

Христианство только по видимости преодолело реальное еврейство. Христианство было слишком возвышенным, слишком спиритуалистическим, чтобы устранить грубость практической потребности иначе, как вознесши её на небеса.

Христианство есть перенесённая в заоблачные выси мысль еврейства, еврейство есть низменное утилитарное применение христианства, но это применение могло стать всеобщим лишь после того, как христианство, в качестве законченной религии, теоретически завершило самоотчуждение человека от себя самого и от природы.

Только после этого смогло еврейство достигнуть всеобщего господства и превратить отчуждённого человека, отчуждённую природу в отчуждаемые предметы, в предметы купли-продажи, находящиеся в рабской зависимости от эгоистической потребности, от торгашества.

Отчуждение вещей есть практика самоотчуждения человека. Подобно тому как человек, пока он опутан религией, умеет объективировать свою сущность, лишь превращая её в чуждое фантастическое существо, — так при господстве эгоистической потребности он может практически действовать, практически создавать предметы, лишь подчиняя эти свои продукты, как и свою деятельность, власти чуждой сущности и придавая им значение чуждой сущности — денег.  

Христианский эгоизм блаженства необходимо превращается, в своей завершённой практике, в еврейский эгоизм плоти, небесная потребность — в земную, субъективизм — в своекорыстие. Мы объясняем живучесть еврея не его религией, а, напротив, человеческой основой его религии, практической потребностью, эгоизмом.

Так как реальная сущность еврея получила в гражданском обществе своё всеобщее действительное осуществление, своё всеобщее мирское воплощение, то гражданское общество не могло убедить еврея в недействительности его религиозной сущности, которая лишь выражает в идее практическую потребность. Следовательно, сущность современного еврея мы находим не только в пятикнижии или в талмуде, но и в современном обществе, — не как абстрактную, а как в высшей степени эмпирическую сущность, не только как ограниченность еврея, но как еврейскую ограниченность общества.

Как только обществу удастся упразднить эмпирическую сущность еврейства, торгашество и его предпосылки, еврей станет невозможным, ибо его сознание не будет иметь больше объекта, ибо субъективная основа еврейства, практическая потребность, очеловечится, ибо конфликт между индивидуально-чувственным бытием человека и его родовым бытием будет упразднён.   

Общественная эмансипация еврея есть эмансипация общества от еврейства.

К. Маркс. К ЕВРЕЙСКОМУ ВОПРОСУ. // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. - Т.1. - С. 411-413.

Практика самоотчуждения

Профсоюзные боссы от марксизма.

        Коммунистическому Движению имени «Антипартийной группы» 1957 года» уже давно не привыкать к обвинениям, что мы, «диванные борцы», не хотим идти к рабочему классу, чтобы  бороться за его права, защищать его от угнетения и эксплуатации, организовывать забастовки.
      Знаете, и правда, не хотим. Нет у нас никакого желания менять подгузники взрослым дееспособным людям. Никакой защиты от угнетения и эксплуатации рабочий класс от нашего Движения не дождется. Райком для приема жалоб закрыт. Записывайтесь в очередь в райсобес.  Кроме того, что мы рабочий класс не ассоциируем с дебиловатым великовозрастным ребенком, нуждающимся в защите опекуна, мы еще и сами не сверхчеловеки-элитарии, ставящие себя на более высокую ступень развития, чем класс дебилов, за которых кое-кто из мраксистов принимает рабочий класс, а принадлежим к этому же рабочему классу.
    Если кто-то из мраксистов считает представителями рабочего класса людей, имеющих «рабочую специальность», то это не наши проблемы. Пролетарии, наемные работники, рабочий класс… Некоторые интеллектуалы даже из школьной программы начальных классов не смогли усвоить понятия о синонимах.
    И нам, рабочему классу, не требуются дяди-защитники, которые будут наши права защищать. Мы сами вполне на это способны, объединившись в организацию. Причем, мы даже настолько взрослые и самостоятельные люди, что даже понимаем, защита прав без завоевания политической власти – это бесконечная игра ребенка с куклой-неваляшкой. Вечная ничья. А пока два дурака (рабочий-эксплуатируемый и работодатель-эксплуататор) Ваньку-встаньку будут толкать в разные стороны, главные преференции в этом «спорте» ведь кто-то получит? Не тот ли, кто игрокам сдал в аренду «игрушку», не «защитник» ли рабочих от эксплуатации?
    Раздражение, которое вызывает наша организация у её критиков и противников, заключается в том, что мы очень внимательно и скрупулезно изучаем историю и опыт мирового рабочего движения, поэтому отчетливо видим, куда ведут российское рабочее движение эти поводыри-защитники.  Не будем ходить вокруг, да около, сразу покажем пальцем.
       На сайте «Вестника бури» 13 марта 2019 года была опубликована статья Дмитрия Кожнева «Профессор Попов и его профсоюзные практики» https://vestnikburi.com/professor-popov-i-ego-profsoyuznyie-praktiki/. Автор, известный профсоюзный органайзер, полемизирует с лидером Рабочей партии России насчет забастовок. Кожнев, еще и один из организаторов «Союза марксистов», упрекает Попова в том, что тот проповедует организацию забастовок в рамках правового поля, так скажем, опираясь на существующее трудовое законодательством и используя его для борьбы с работодателями. Кожнев правильно указывает, что путь Попова – тупиковый.
     С Поповым всё и так яснее ясного. Не случайно, что его «рабочая» партия выбрала своей паствой именно ту часть рабочего класса, которая занята преимущественно физическим трудом, внушая наименее квалифицированной и образованной части рабочего класса чувство превосходства над остальным пролетариатом, заигрывая с ней.
     Нас пытаются обвинить в том, что мы в Движении, обозначив в Программе современным авангардом пролетариата именно работников преимущественно умственного труда, поставили себя над настоящим и наиболее угнетенным рабочим классом, над теми, кто работает лопатой и кувалдой. Это, наверно, я, сын тракториста и доярки, стал теперь презирать трактористов и доярок, возвысился над ними?!
      Презирать и испытывать чувство собственного превосходства над своими родителями у меня нет никаких оснований, разумеется. Как и презирать сегодняшних трактористов и доярок. Люди, в силу сложившихся обстоятельств, не смогли получить образование и не могут заниматься полноценно самообразованием в силу тех же обстоятельств – не более того. Но зато малообразованных людей проходимцам с дипломами очень легко разводить, как лохов. И проходимцам от марксизма тоже. Ловить лохов по одиночке – очень затратно, их проще всего собрать вместе. В профсоюз. И в профсоюзе спокойно стричь. Используя «шерсть» для финансирования Рабочей Академии, содержания штата «академиков». В профсоюзе составлять трудовые коллективные договора, обсуждать их с работодателем… Кипит работа по «защите», в общем. Овцы спокойны, им клока шерсти не жалко. Работодатель-угнетатель тоже доволен – никакой тебе бузы в обозримом будущем. Вся деятельность РПР к профсоюзной работе и сводится. Лидеры этой партии, по сути, профсоюзные боссы, только прикрывшие своё истинное лицо нашлепкой-ярлыком политической партии.
     Дмитрий Кожнев – фрукт более интересный. Он так сам себя в своей статье характеризует: «Автор этих строк является более десяти лет активистом профсоюза и «полевым» профсоюзным органайзером». Чуть не полевой командир. Т.е., человек бегает по предприятиям и организует на них профсоюзы, а вся его статья посвящена тому, как эффективно организовывать и проводить забастовки. Он в этом деле имеет богатый опыт, являясь организатором профсоюза МПРА. Вот такой опыт тоже: «С начала 90-х годов на деле были разгромлены многие десятки профсоюзных организаций, а счет уволенных активистов идет на сотни. Сам автор этой статьи лично проходил через это. Помимо первички МПРА на ОАО “Центросвармаш” (Тверь) где я работал и начинал свою профсоюзную деятельность, только на моих глазах разгромили организации МПРА на предприятиях “Тагро”(Тверь), “Экотехпро” (Тверь), “ТагАЗ” (Таганрог), “Тиккурила” (СПБ), “Фестальпине аркада профиль” (Ярцево),  “Перекресток” (СПБ), “Кинельагропласт” (Самарская область)».
       Это называется -вперед по трупам к победе. В чем же причина всех этих разгромов? Кожнев и на нее указывает: «Уверовав в «силу закона», люди в одиночку или «профсоюзом из трех человек» на деле пытались «качать права», вступить в открытый конфликт с работодателем. Активисты пытались, используя «профсоюзные полномочия», решать проблемы без вовлечения и коллективного участия самих работников. Всегда и везде это заканчивалось гарантированным разгромом, увольнениями, разочарованиями и укреплением власти бизнеса».
     Т.е., на заводах сам рабочий класс предпочитал на действия своих «защитников» смотреть со стороны. «Трактористы» и «доярки», кажется, что-то за этими «защитниками» подозревали. Малообразованность совсем не означает малоумия.
     Кожнев проговаривается и насчет тактики на будущее: «Организацию необходимо строить «в подполье» и не уведомлять работодателя до тех пор, пока не будет реальных сил коллективными действиями мощным ударом ответить на любое давление с его стороны. Нужно учиться, изучать, анализировать и перенимать передовой опыт, разрабатывать свои методы борьбы. Лучше это делать вместе с действительно опытными товарищами, имеющими долгий опыт практической борьбы, вместе с настоящими живыми профсоюзами. Только так можно побеждать».
     Ничего не напрягает? Я не о «подполье». Я о том, что забастовка для Кожнева стала самоцелью и смыслом всей борьбы. Он маньяк? Совсем нет. Дальше в статье Кожнев, споря с Поповым насчет принадлежности к пролетариату разных «парикмахеров», сам и проговаривается о собственных целях:
«Дремучесть уважаемого профессора в этом вопросе поражает! Неужели он не знает, что, к примеру, в январе 2019 успешно бастовали 30 тысяч организованных профсоюзом учителей в Лос-Анджелесе? Или о забастовке сотен тысяч медиков в октябре 2014 года в Британии? Неужели он не в курсе, что забастовки, проводимые банковскими работниками или работниками общественного транспорта, способны полностью парализовать жизнь любой современной страны и являются грозным орудием давления на боссов
       Помилуй бог, какая к Энгельсу там классовая борьба и защита прав трудящихся?! Давление на боссов! Да еще в качестве примера – американские профсоюзы. Фишка в том, что еще с 30-х годов прошлого века американские профсоюзы попали под контроль мафии. Мафиози смекнули, что профсоюз – вполне прибыльный бизнес. Можно взносы членов профсоюза направить в свой карман – раз. Можно и владельцу завода, на котором есть профсоюз, предложить оказать «спонсорскую помощь», иначе…  - два.
    А потом и сами боссы смекнули, что проще выпустить пар недовольства в свисток экономической борьбы, пойдя на временные уступки, но отыграв потом всё в дальнейшем. А если еще перекупить профсоюзного деятеля и тот устроит забастовку у конкурента…
    Один наш товарищ интересовался, добровольно ли американские полицейские вступают в свой профсоюз. Конечно, добровольно. И американские водители-дальнобойщики добровольно вступают. Только добровольно. Если добровольно не вступишь – битами неизвестные хулиганы всю машину вдребезги разобьют водителю. А уж подставить полицейского – это совсем элементарно.
    Насчет забастовок парикмахеров Кожнев тоже проговорился: «На практике первые организации парикмахеров организовались в России еще в 1905 году и активно участвовали в борьбе. Во всем мире огромное количество примеров успешной борьбы организованных профсоюзом, парикмахеров. Легендарный профсоюз «Индустриальные рабочие мира» (I.W.W.) в том числе организовывал борьбу этой категории трудящихся».
     «Индустриальные рабочие мира» - это самое вкусное. Организованный в начале 20-го века профсоюз был очень большим, более 100 000 членов. Рабочие надеялись, что он их права будет защищать. В организаторах там была дружная компания из разношерстной публики, начиная от анархистов и заканчивая троцкистами. Эта дружная компания дружно не допустила влияния Коммунистической партии США в профсоюзе. Профсоюзным боссам никакой политики не нужно. Им нужно чисто конкретно защищать права рабочих. Бизнес такой. Политикой только прикрываться можно, как фиговым листком.
     Результаты деятельности профсоюзов в США мы с вами хорошо видим. Они, во многом, обеспечили стабильность. «Лодка» не раскачивается. Профсоюзным боссам тоже комфортно. У нас пока еще не всё, как в Америке. Но стремимся. Судя по деятельности Попова и Кожнева, стремимся достичь уровня Америки и в «профсоюзном бизнесе». Хотя, кавычки здесь излишни.

Петр Балаев.