January 20th, 2020

Видимость свободы

Основу современного «публичноправового состояния», основу современного развитого государства составляет не такое общество, где господствуют привилегии, как думает критика, а такое общество, где привилегии упразднены и уничтожены, развитое гражданское общество, в котором находят себе свободный простор жизненные элементы, ещё скованные политически при господстве привилегий.

Никакая «привилегированная замкнутость» не противостоит здесь ни другой замкнутости, ни публичноправовому состоянию. Свободная промышленность и свободная торговля упраздняют привилегированную замкнутость, а тем самым и борьбу привилегированных замкнутостей между собой; наоборот, на место привилегий, которые отделяют людей от общественного целого, но в то же время сплачивают их в какую-нибудь меньшую по размерам исключительную корпорацию, — они ставят человека, освобождённого от привилегий и уже не связанного с другим человеком хотя бы видимостью общих уз, и порождают всеобщую борьбу человека против человека, индивидуума против индивидуума. Таким же точно образом и всё гражданское общество есть эта война отделённых друг от друга уже только своей индивидуальностью индивидуумов друг против друга и всеобщее необузданное движение освобождённых от оков привилегий стихийных жизненных сил. Противоположность демократического представительного государства и гражданского общества есть завершение классической противоположности публичноправового союза и рабства. В современном мире каждый человек одновременно — член рабского строя и публичноправового союза. Именно рабство гражданского общества по своей видимости есть величайшая свобода, потому что оно кажется завершённой формой независимости индивидуума, который принимает необузданное, не связанное больше ни общими узами, ни человеком, движение своих отчуждённых жизненных элементов, как, например, собственности, промышленности, религии и т. д., за свою собственную свободу, между тем как оно, наоборот, представляет собой его завершённое рабство и полную противоположность человечности. На место привилегии здесь стало право.

     Итак, только здесь, где не существует никакого противоречия между свободной теорией и практическим значением привилегий, где, наоборот, «свободной теории» соответствует практическое уничтожение привилегий, свободная промышленность, свободная торговля и т. д., где публичноправовому состоянию не противостоит никакая привилегированная замкнутость, где упразднено обнаруженное критикой противоречие, — только здесь имеется налицо завершённое современное государство.

К. Маркс и Ф. Энгельс. СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО, или КРИТИКА КРИТИЧЕСКОЙ КРИТИКИ ПРОТИВ БРУНО БАУЭРА И КОМПАНИИ. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. – Т.2. – С.129-130.

Видимость свободы

Мещанство

Замечательная пословица родилась на Руси: «Один дурак сказал – сто повторили». С тех давних времен население России-матушки выросло многократно, и хрень разную повторяют не сотни, но порой сотни тысяч. Не обошла эта беда и леваков-"коммунистов", якобы владеющих гегелевской логикой и прочими обоюдоострыми научными инструментами познания мироздания.

Но один из антисоветских мифов придумали далеко не дураки, и называется он: «Мещанские ценности у граждан позднего СССР». И сделали эти ценности немало зла, и очень они поспособствовали развалу Союза и реставрации капитализма.

По легенде, мещанство начало просачиваться в мозги доверчивых совков почему-то после смерти Сталина, пролетарии внезапно начали ценить домашний уют, ГДРовские мебельные гарнитуры и югославские женские сапоги. В погоне за этими девайсами позабыли марксизм-ленинизм, и, пользуясь аполитичностью гегемона, восстановился сам собой капитализм.

Теперь по порядку. Почему именно после Сталина? Возможно, Иосиф Виссарионович был мощным медиумом и отгонял от границ советской цивилизации тлетворное влияние бездуховного Запада? Эту версию предлагаю отбросить сразу. Во-первых, товарищу Сталину было просто некогда постигать духовные практики, и так дел было по горло. Во-вторых, Генералиссимус почти закончил православную семинарию, а вера христианская строго-настрого запрещает контакты с духами и медитацию.

По версии почти всех современных историков, сталинская эпоха была пропитана тотальным кошмаром и правовым беспределом. Расстреливали, если восьмиюродный брат один день прослужил у Деникина. Конечно, в такой атмосфере не до материальных благ. Это тоже не годится, более того, 30-е годы прошлого столетия – это очень замечательное, светлое время. Потому его, собственно, и поливают помоями, дабы не было у трудящихся соблазна восстановить статус кво.

Конечно, сам Сталин и его команда были скромными в быту людьми и требовали этого от ответственных партработников, не всегда с успехом. В 1945-м из побежденной Германии трофеи тащили эшелонами. Но разве партия требовала тогда от народа аскезы? Точно не знаю, но очень сомневаюсь. Но точно помню: крепким ругательством в середине 80-х было «мещанин». Даже дети так обзывали друг друга. И позднесоветский мини-сериал «И это все о нем», где мещанство клеймилось каленым железом.

В послесталинском Союзе гражданину «социалистической» державы рекомендовалось не гоняться за материальным, но взыскать царства небесного и правды его. Хотя не, это предписывается правоверным христианам, граждане СССР должны были много читать, изучать бедственное положение трудящихся Африки и ЮВА и мечтать о покорении космоса и установлении контактов с внеземными цивилизациями. И если жизнь негров, стонущих под гнетом империализма, изучать поощрялось, то западные капстраны объявлялись госпропагандой источниками всяческого зла и греховности. «Сегодня слушаешь ты джаз, а завтра Родину продашь». Не только джаз, конечно, коммунист обязан слушать только классическую музыку или гуманистические песни Пахмутовой.

Молодые парни увлекаются бодибилдингом и делают качалки в подвалах? Культ тела чужд советскому человеку! Сталлоне и Шварцнеггер не могут быть и не будут образцом для подражания у комсомольцев.

Джинсы тоже были отвергнуты партией. За производство взялись цеховики, получалось не сильно хуже, чем импортные аналоги, цена, конечно, была заоблачная. Кстати, не сильно удивлюсь, если цеховые боссы, изучив спрос на новый шмот, просто скинулись и занесли взятку в ЦК КПСС и пролоббировали отказ от пошива джинсов легкой промышленностью Союза.

Но тотальный дефицит товаров народного потребления в городах – это семечки, ягодки были в советской деревне. В 1848 году был издан Манифест Коммунистической Партии, у Маркса с Энгельсом в числе прочих очень хорошая идея – «устранение различия между городом и деревней».

Прошло более ста лет, но различие между советским городом и советской брежневской деревней было огромным.

Несколько лет назад слушал радио «Эхо Москвы», некий пожилой либеральный журналист поносил социализм, вспоминал, как в 70-е приехал студентом на картошку в Рязанскую деревню. В половине домов были земляные полы. До сих пор думаю – врал или нет?

В моем колхозе такого не было, пол из доски, без утеплителя. Зимой, чтобы не мерзнуть и не ходить дома в валенках, два раза в день топили печь. Климат у нас лютый, дров нужно много. Вообще о деревенском быте писать можно много и отдельно.

Восьмичасового рабочего дня в колхозах и совхозах не было даже близко, после работы уход за личной скотиной.

Из глухих деревень иногда не призывали в армию, оттуда просто никто не возвращался, все оставались на контракт. Очень много курсантов военных училищ были выходцами из деревни, хотя служба никогда сахаром не была.

Учителя и врачи попадали на 5 лет в деревню, по обязательному распределению. После отбытия срока – бежали при первой возможности.

Причина исхода из деревни простая: «Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше». Изменить этот закон увещеваниями к совести человечьей невозможно.

Итак, немарксистская КПСС оберегала трудящихся от мирских соблазнов и увещевала познать свой шесток, купить костюм фабрики «Большевичка» и не вякать. Строго говоря, политическая элита имеет на это моральное право, в случае военной угрозы, когда почти весь доход экономики приходится вбухивать в ВПК. Это вопрос выживания.

Эту версию не рассматриваем, Союз доказал мировому сообществу свою военную мощь во время Второй Мировой. Более того, при Хрущеве и Брежневе ограниченные воинские контингенты сражались с армиями капстран по всей планете.
Возможно, партократы жили очень скромно и требовали того же от сограждан? Здесь будет сложнее, чиновники тех лет не оставляли мемуаров, заслуживающих доверия. Документами я, например, не располагаю, но архивы валютных магазинов «Березка» засекречены. Как и материалы процессов над троцкистами, ага.

Кроме «Березки» были официальные рынки, с рыночными ценами на товары. Барыги и спекулянты были, блат, спецраспределители. Непонятно, куда смотрела советская милиция, так еще к барыгам нужно было идти с большими деньгами, для этого даже райкомовской зарплаты с обкомовской премией мало.

Любители истории советского периода наверняка читали о «конвертах» – черной зарплате для крупных партработников. Хотя и это мелочи.

Советские люди, заставшие брежневскую эпоху в зрелом возрасте, очень трудно поддаются коммунистической агитации и пропаганде. Один из их контраргументов: «Почему был продуктовый дефицит?». Действительно, пахался и засеивался любой клочок земли. Колхозникам приходилось косить осоку на болотах для прокорма личной скотины. В магазинах – пустота. Ассортимент сельпо – килька в томате, карамель, портвейн «Три топора» и сиги без фильтра. Дешевый хлеб, конечно, всегда был, за этим партия следила. Особо прошаренные закупали хлеб мешками и кормили поросят, это строго осуждалось. Карамель тоже закупали оптом – для самогоноварения. В райцентрах было чуть лучше, в крупных городах вообще неплохо.

Все это якобы доказывает неэффективность социалистической экономики.

У нас на Смоленщине был Руднянский молочноконсервный комбинат. Молочных ферм тоже в количестве. Сгущенка в магазинах появлялась в ограниченных количествах только по большим праздникам. В чем загадка?

Руководители КПСС очень любили помогать страждущим всего земного шара. Стоило вождю племени папуасов, пришедшему к власти в забытой богом дыре, объявить себя коммунистом и заявить о взятии курса на строительство социализма – матпомощь сыпалась как из рога изобилия. Части советской армии отправлялись на край земли помогать туземцам отстаивать независимость. Национальные армии перевооружались – вместо луков и кремневых ружей получали автоматы Калашникова и современную артиллерию. Все это для негров было якобы совершенно бесплатно, в рамках братской социалистической помощи.

Само собой, после развала Союза вождяры переобулись в воздухе и начали строить демократию – читай клянчить деньги у Штатов. В бескорыстие и наивность Брежнева не верили даже современники. «За каким х.. он жратву арабам отправляет, самим не хватает…». Кстати, социалистическому Китаю пеняют, что не занимаются они таким идиотизмом (братской помощью), не интернационалисты они.

Мы, давно живущие при капитализме, постоянно становимся свидетелями коррупционных скандалов. Схема распил-откат известна сейчас и школьникам.

Документы о брежневских аферах мы найдем разве что случайно, да и то – после восстановления советской власти. Но моя версия, распил-откат хорошо освоили герой Малой Земли и его кореша. Откатывали главам зарубежных компартий, чтоб помалкивали, часть братской помощи обналичивали в СКВ. Конечно, золото партии не нашли, но его и искали члены КПСС.

А советским пролетариям и пролетаркам рекомендовалось умерить аппетиты и побольше читать, но чтобы читать, например, Джека Лондона, еще и макулатуру собрать и сдать в пункт вторсырья.

Да нет ничего ужасного, если баба-фрезеровщица любит в законный выходной шляться по магазинам и покупать платьюшки. А токарь-мужик хочет купить жигуль и не хочет жить в хрущобе, тем более коммуналке или заводской общаге. Это не обывательщина, а законные хотелки трудящихся в социалистическом государстве. Иначе зачем тогда было свергать власть буржуев и отстаивать независимость советского государства во время Второй Мировой войны? Чтобы топить дровами печку, как в Киевской Руси? И стоять в очередях за дефицитом или в очередях за обычной жратвой?

Средства производства должны укреплять обороноспособность социалистического отечества и удовлетворять потребности трудящихся. И если в соцстране развивается промышленность, у рабочего класса увеличиваются потребности. Гегемон имеет на это полное право. Но если руководство правящей партии борется с «мещанством», но разбазаривает народные средства на внешнеполитические аферы, социализмом в такой стране и не пахнет. 

Мещанство