Гурин Сергей Евгеньевич (sergey_gurin) wrote in 1957_anti,
Гурин Сергей Евгеньевич
sergey_gurin
1957_anti

Categories:

Мышление человека, как основа исповедуемой философии. Часть I. 1. Идеализм

1.    Идеализм. Синкретически-комплексное и комплексное мышление

Люди с синкретически-комплексным и комплексным мышлением – основные потребители идеалистических концепций.

Что из себя представляет синкретически-комплексное и комплексное мышление? Как ведут себя в различных ситуациях люди с синкретически-комплексным и комплексным мышлением? Почему идеализм на современном этапе – удел людей с синкретически-комплексным и комплексным мышлением?

Изначально синкретическое мышление – основной вид мышление древнего человека, существовавшего в период 700 тыс. до н.э – 10 тыс. лет н.э., с одновременным существованием с другими видами мышления до 20 века н.э. включительно. Синкретическое мышление присуще всем людям в раннем детском возрасте и является необходимым этапом становления личности ребёнка, а так же на современном этапе присуще ряду людей, оторванных от практической деятельности в основном в пожилом возрасте, в силу естественной старческой деградации организма в целом и головного мозга в частности. Опишем данный вид мышления используя материал "Особенности первобытной культуры".

Синкретизм (соединение) - нерасчлененность форм, слитность человека и окружающей его среды, для древнего человека природы. Деятельность и сознание детей (людей) отождествляется со всем, что они видят вокруг себя: с растениями, с животными с солнцем и звездами, с водоемами и горами, городской и сельской инфраструктурой, со всем, что показывают СМИ (для детей в мультфильмах), что говорят в церкви (для взрослых). Эта связь проявляется в художественно-образном познании мира, в его религиозно-мифологическом толковании. Мышление и воля возникают в ходе непосредственного действия индивидов. Духовность не расчленена на отдельные виды. Язык даёт ребёнку (и ряду взрослых людей) возможность опираться не только на коллективный строй мысли, но и иметь собственное мнение и размышления по поводу отдельных событий. Человек необходимы имена для предметов, явлений. Эти имена по сути символы. Предметы, люди, инфраструктура, животные и растения имеют обозначенное словом место в действительности.

Поскольку причинно-следственные связи между действиями и результатами при недостаточном развитии языка (у ребёнка) и мышления плохо поддаются сознанию, ритуалами становятся многие практически бесполезные действия. Вся жизнь человека с синкретическим мышлением состоит из выполнения множества ритуальных процедур. Значительная часть из них (для взрослых людей) не поддаётся рациональному объяснению, имела религиозно-мифологический характер для взрослых людей. Особой разницы между трудовыми и религиозно-мифическими действиями для взрослых людей нет.

С развитием языка и речи у ребёнка формируется новый информационный канал — устное вербальное общение. Развивается мышление и индивидуальное сознание. Индивид перестает отождествляться с коллективом, у него появляется возможность высказывать различные мнения и предположения по поводу событий, действий, планов и т. д., хотя самостоятельность мышления еще остается очень ограниченной. Мифы объясняют все, несмотря на малость реальных знаний. Они окутывают все формы жизнедеятельности детей. Их устная трансляция для ребёнка обеспечивает единство взглядов всех членов его семьи и детского сообщества на окружающий мир. Вера в «свои» мифы скрепляет взгляды детей на окружающую действительность, и, вместе с тем отделяет их от «чужаков».

Лучшее доступное описание, что есть синкретическое мышление на практике дано в книге А. П. Никонова "Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект" Чтобы не пересказывать её изложение, приведём интересующие нас отрывки.

… Что такое примитивное сознание дикаря? Чем оно характеризуется? Оно характеризуется суеверностью, примитивностью, алогичностью, мстительностью, сентиментальностью, жестокостью, эмоциональной лабильностью (скачками настроений). А также крайне низким уровнем интеллекта. Что в полной мере отражается в картине мира, порождаемой таким сознанием.

… Этнографами и психологами сознание представителей отсталых народов исследовано довольно полно. В одной из своих книг я (А. П. Никонов) рассказывал об исследованиях советского ученого Лурии, который немалый кусок своей жизни посвятил изучению как раз такого – примитивного – типа сознания. Лурии в этом смысле повезло: для своих исследований ему не пришлось ехать в джунгли Амазонии или высаживаться в Новой Гвинее. Материал для изучения ему в избытке предоставила его советская родина. Лурия поехал в Узбекистан и стал исследовать там дехкан с самым неразвитым сознанием из самых дальних кишлаков…

…Этнограф и историк Эдуард Тайлор полагал, что мышление первобытного дикаря ничем, по сути, не отличается от мышления современного человека, и человек каменного века был так же логичен, как и мы. У французского психолога Люсьена Леви-Брюля было иное мнение на этот счет. Он полагал, что в примитивных сообществах люди имеют дологическое мышление (которое я бы назвал природным, синтетическим или животным). И в нем преобладают «коллективистские», а не «индивидуалистические» представления о мире. То есть первобытный человек не слишком выделял себя из окружающей среды, его абстрактное мышление было не слишком развито. Дикари даже говорят о себе в третьем лице: «Мумба пошел на охоту».

Тому, кто часто наблюдает за маленькими детьми, это знакомо. Малыши ведут себя аналогично, тоже говорят о себе в третьем лице: «Петя обкакался». Это «невыделение себя» характерно для совсем маленьких. Иными словами, взрослые папуасы по уровню развития соответствуют пятилетним цивилизованным детям. (Когда мы будем говорить о религиях тихоокеанских туземцев, вы в этом убедитесь сами.)

Характерными чертами дикарского мышления Леви-Брюль называл его хаотичную организацию, инфантильность, конкретность (как антоним абстрактности), а также склонность к логическим противоречиям, которых мозг «в упор не видит». Ну и имманентную мистичность. Кроме того, предполагали сторонники этой точки зрения, примитивным мышлением обладают, кроме дикарей и детей, еще и умственно неполноценные взрослые. Вот это все и решили проверить наш советский орел от психологии Лурия и его команда.

Результаты удивили ученых. Скажем, любой цивилизованный человек увидит геометрическую общность между окружностью и недорисованной окружностью с «выкушенным» кусочком дуги – потому что обе эти картинки объединяются абстрактным геометрическим понятием «окружность». Туземцы этого не видели. «Что же общего между ними, если вот это – монета, а это – неполная луна?» – недоумевали они, тыкая заскорузлыми пальцами в картинки.

Крестьянину показывают четыре рисунка: молоток, пила, топор и полено. Какой предмет лишний? Вот как рассуждал некий Рахмат:

– Ничто не лишнее, все они нужны, – сказало это дитя природы. – Смотрите, если вам нужно разрубить что-нибудь, например, полено, вам понадобится топор. Так что все они нужны!

Ему попытались объяснить принцип решения этой элементарной логической задачи на другом примере. Вот смотри, Рахмат, есть трое взрослых и один ребенок. Кто лишний в группе? Конечно, ребенок, потому что остальные – взрослые!

– Нет! – не согласился узбек. – Нельзя мальчика убирать! Он должен остаться с другими! Все начнут работать, и, если им придется бегать за разными вещами, они никогда не закончат работу, а мальчик может бегать за них. Мальчик научится, и это будет лучше – они смогут вместе хорошо работать.

– Ну, хорошо, – попытался зайти с другого конца Лурия. – Вот смотри, у тебя, допустим, есть три колеса и клещи. Конечно, клещи и колеса совсем не похожи друг на друга, правда? Можно сгруппировать похожие предметы и исключить непохожий?

Ответ дикаря блистателен в своей первобытной простоте:

– Нет, все они подходят друг к другу! Я знаю, что клещи не похожи на колеса, но они понадобятся, если надо закрепить что-то в колесе! Нужно иметь и колеса, и клещи. Клещами можно работать с железом, а это трудно!

Далее Лурия переходит к другой задачке. Он показывает колхозникам рисунки с изображениями пули, кинжала, ружья и птицы. С той же просьбой – убрать лишнее. Крестьянин отказывается. В его синтетическом мире нет ничего лишнего, все в хозяйстве пригодится!

– Вроде ласточка лишняя? Хотя… Нет! Не лишняя! Ружье заряжено пулей и убивает ласточку. А если нужно разрезать птицу, то можно это сделать кинжалом, по-другому нельзя – ружьем не разрежешь! Поэтому то, что я сначала сказал про ласточку, – неверно. Все эти вещи подходят друг к другу!..

Ранее психолог Выготский установил, что подобный тип мышления присущ малым детям: ребенок сравнивает предметы по любому их случайному признаку – цвету, форме, размеру. Однако в процессе рассуждений в его маленьком мозгу происходит «соскок» – он забывает, какой признак принял для первичной классификации, и начинает валить предметы в кучу уже по какому-то иному признаку. Лурия так описывал этот опыт Выготского: «В результате он (ребенок. – А Н) часто собирает группу предметов, не обладающих только одним общим признаком. Логическая основа таких группировок часто представляет собой целый комплекс признаков, объединенных общей ситуацией. Предметы объединены общей ситуацией, в которой каждый из них участвует индивидуально. Примером подобной группировки может быть категория еда, куда ребенок включает стул, чтобы сидеть за столом, скатерть, чтобы покрыть стол, нож, чтобы резать хлеб, тарелку, чтобы положить хлеб, и т. д.»

Выготский определил, что данный способ классификации характерен только для дошкольников и детей, недавно пришедших в школу. Именно таков интеллект неграмотных крестьян. Это вечные дети…

Неутомимый Лурия предлагает темным людям следующую задачу. На рисунке стакан, бутылка, сковородка и очки. Что лишнее? Как вы уже поняли, лишнего ничего нет. Все в хозяйстве пригодится!

– Эти три подходят, – говорит очередной крестьянин, – но я не знаю, зачем ты сюда положил очки. Нет, пожалуй, они тоже подходят! Если человек плохо видит, ему приходится надевать очки, чтобы пообедать.

– Но один человек сказал мне, что одна из этих вещей не подходит к группе, – пытается Лурия направить селянина на путь истинный. Что же отвечает селянин?

– Может быть, это у него в роду – думать таким образом. А я скажу, что все они подходят. В стакане нельзя варить пищу – в него можно наливать что-нибудь. Для готовки нужна сковорода, а чтобы лучше видеть нужны очки. Нам нужны все эти четыре вещи – вот почему их положили вместе.

Чувствуете, как работает у них мозг? Раз положили, значит нужно. Зря не положат. Хозяин сказал сделать, значит, нужно сделать без рассуждения. Начальник зря не скажет. В такой детский мозг достаточно вбить один гвоздь догмата, и вся конструкция слепой веры будет на нем держаться. Проще всего управлять простыми людьми. Потому что те, кто поумнее, сто раз спросят, почему нельзя, при каких именно условиях нельзя, и кому это выгодно. И если ответ их не удовлетворит, нарушат запрет с большей готовностью, а главное, с минимальными душевными угрызениями… Вернемся, однако, к безуспешным попыткам детей природы хоть что-нибудь правильно классифицировать.

Какие-то попытки успешной категоризации делали лишь те туземцы, которые получили начальное школьное образование. Но не такие люди писали Библию!..

С помощью опытов Лурии были посрамлены приверженцы Вюрцбургской психологической школы, которые упорно твердили о врожденных логических ощущениях, присущих человеческому сознанию. А ведь еще до Лурии один из ведущих психологов мира, швейцарец Жан Пиаже поправлял приверженцев Вюрцбурга: он изучал психологию «недоделанных взрослых» – детей – и обнаружил то же самое явление, которое нашел у примитивных крестьян Лурия. Никаких врожденных «логических ощущений» не бывает, сделал заключение Пиаже

Комплексное мышление. Следующий этап в развитии ребёнка после синкретического мышления, присущ детям окончившим начальную школу и ряду взрослых людей, предшествует формально-логическому.

Л. С. Выготский выделил 5 форм комплексов:
1. Ассоциативный комплекс — объединение разнородных предметов на основе их связи с образцом (прототипом) по любому признаку.
2. Комплекс-коллекция — группа разнородных предметов, взаимно дополняющих друг друга и объединенных с образцом по какому-либо одному, обычно практическому признаку.
3. Цепной комплекс строится по принципу динамического, временного объединения отдельных звеньев в единую цепь и переноса значения через отдельные звенья этой цепи. В процессе образования цепного комплекса все время совершается переход от одного признака к другому.
4. Диффузный комплекс возникает на основе единого признака, однако для него характерна неопределенность; такой комплекс чаще всего возникает по отношению к вещам, выходящим за пределы практического опыта ребенка.
5. В псевдопонятиях обобщение совершается уже по единому основанию, но оно еще не отделено от чувственно данной картины вещей, не поднимается над входящими в нее элементами, сливается с ними.

Рассмотрим примеры комплексного мышления на примереглухонемых детей.

Чрезвычайно интересным примером чисто комплексного мышления является речь глухонемых детей, у которых отсутствует основная причина образования детских псевдопонятий. … в основе образования псевдопонятий лежит то обстоятельство, что ребенок не свободно образует комплексы, объединяя предметы в целостные группы, но что он находит в речи взрослых слова, связанные с определенными группами предметов. Отсюда детский комплекс совпадает по своей предметной отнесенности с понятиями взрослого человека. Ребенок и взрослый, понимающие друг друга при произнесении слова «собака», относят это слово к одному и тому же предмету, имея в виду одно и то же конкретное содержание, но один при этом мыслит конкретный комплекс собак, а другой - абстрактное понятие о собаке.

В речи глухонемых детей это обстоятельство теряет свою силу, ибо они лишены речевого общения со взрослыми и, предоставленные сами себе, свободно образуют комплексы, обозначаемые одним и тем же словом. Благодаря этому особенности комплексного мышления выступают у них на первый план с особой отчетливостью и ясностью.

Так, в языке глухонемых зуб может иметь три различных значения. Он означает белый, камень и зуб. Эти различные названия связаны в один комплекс, который в своем дальнейшем развитии требует присоединения еще указательного или изобразительного жеста, чтобы определить предметную отнесенность данного значения. В языке глухонемых обе эти функции слова, так сказать, физически разъединены. Глухонемой показывает зуб, а потом, указывая на его поверхность или изображая рукой бросание, указывает на то, к какому предмету должно быть отнесено данное слово.

В мышлении взрослого человека мы также наблюдаем на каждом шагу чрезвычайно интересное явление. Оно заключается в том, что, хотя мышлению взрослого человека доступно образование понятий и оперирование ими, тем не менее, далеко не все его мышление заполнено этими операциями.

Если мы возьмем самые примитивные формы человеческого мышления так, как они проявляются в сновидении, то увидим там этот древний примитивный механизм комплексного мышления, наглядного слияния, сгущения и передвижения образов. Изучение тех обобщений, которые наблюдаются в сновидении, как правильно указывает Кречмер, является ключом к правильному пониманию примитивного мышления и разрушает тот предрассудок, что обобщение в мышлении выступает только в своей наиболее развитой форме, именно в форме понятий.

Исследования Иенша обнаружили, что в сфере чисто наглядного мышления существуют особые обобщения или объединения образов, которые являются как бы конкретными аналогами понятий, или наглядными понятиями, и которые Иенш называет осмысленной композицией и флюксией. В мышлении взрослого человека мы на каждом шагу наблюдаем переход от мышления в понятиях к мышлению конкретному, комплексному, к мышлению переходному.

Псевдопонятия составляют не только исключительное достояние ребенка. В псевдопонятиях происходит и мышление в нашей обыденной жизни чрезвычайно часто.

С точки зрения диалектической логики понятия, как они встречающиеся в нашей житейской речи, не являются понятиями в собственном смысле этого слова. Они являются, скорее, общими представлениями о вещах. Однако не подлежит никакому сомнению, что они представляют собой переходную ступень от комплексов и псевдопонятий к истинным понятиям в диалектическом смысле этого слова [Комплексное мышление в психопатологии, в языкеглухонемых и в филогенезе человека. Примеры.].

Псевдопонятие – обобщение, возникающее в мышлении ребенка, напоминающее по своему внешнему виду понятия, которыми пользуется в своей интеллектуальной деятельности взрослый человек, но которое вместе с тем по своей сущности, по своей психологической природе представляет собой нечто совершенно иное, чем понятие в собственном смысле этого слова.

Перед нами комплексное объединение ряда конкретных предметов, которое фенотипически, т.е. по своему внешнему виду, по совокупности внешних особенностей, совершенно совпадает с понятием, но по своей генетической природе, по условиям своего возникновения и развития, по каузально-динамическим связям, лежащим в его основе, отнюдь не является понятием. С внешней стороны перед нами понятие, с внутренней стороны – комплекс.

В экспериментальных условиях псевдопонятие образуется ребенком всякий раз, когда ребенок подбирает к заданному образцу ряд предметов, которые могли бы быть подобраны и объединены друг с другом на основе какого-нибудь отвлеченного понятия. Это обобщение, следовательно, могло бы возникнуть и на основе понятия, но реально у ребенка оно возникает на основе комплексного мышления.

Только конечный результат приводит к тому, что комплексное обобщение совпадает с обобщением, построенным на основе понятия. Например, ребенок к заданному образцу – желтому треугольнику – подбирает все имеющиеся в экспериментальном материале треугольники. Такая группа могла бы возникнуть и на основе отвлеченного мышления (в основе этого обобщения могло бы лежать понятие или идея треугольника). Но на деле, как показывает исследование, как вскрывает экспериментальный анализ, ребенок объединил предметы на основе их конкретных, фактических наглядных связей, на основе простого ассоциирования.

Прежде всего, следует отметить тот факт, что в реально-жизненном мышлении ребенка псевдопонятия составляют наиболее распространенную, превалирующую над всеми остальными и часто почти исключительную форму комплексного мышления ребенка в дошкольном возрасте. Причиной этой распространенности и почти исключительного господства данной формы является то обстоятельство, что детские комплексы, соответствующие значению слов, развиваются не свободно, не спонтанно, по линиям, намеченным самим ребенком, но по определенным направлениям, которые предначертаны для развития комплекса уже установившимися в речи взрослых значениями слов.

Только в эксперименте мы освобождаем ребенка от этого направляющего влияния слов нашего языка с уже выработанным, устойчивым кругом значений и предоставляем ребенку развивать значения слов и создавать комплексные обобщения по своему свободному усмотрению. Эксперимент показывает нам, чем был бы детский язык и к каким обобщениям привело бы ребенка его мышление, если бы оно не направлялось языком окружающей его среды, который заранее предполагает тот круг конкретных предметов, на которые может быть распространено значение данного слова [Псевдопонятие как переходный типкомплекса и его основные характеристики. Примеры. ].

У людей с неразвитым логическим мышлением (формально-логическим и диалектическим) преобладает синкретическое и синкретически комплексное мышление. К сожалению, им обладают не только дети определённых возрастов, но и взрослые люди. Мы непосредственно в своей жизни сталкивались с большим количеством таких людей, которые заряжали воду у телевизора при показе А. Чумака, верят различным предсказателям, СМИ, рекламе, читают гороскопы, посещают различные церкви и секты, носят обереги, верят в священность знамён, икон, знаков и пр. И таких взрослых людей на просторах СНГ становится из года в год всё больше и больше. В этом виновата не только школа, СМИ, семья, в этом виноваты сами люди, которые ограничивают свою практическую деятельность малым набором стандартизированных операций, которые не требуют умственных усилий после их освоения.

Чем ещё можно проиллюстрировать примеры синкретического и синкретически-комплексного мышления и его отличия от диалектического (логического), вероятно песнями на одну и ту же тему.

Пример песни, рассчитанной на людей с синкретическим и синкретически-комплексным мышлением: «С чего начинается Родина»

Пример песни, рассчитанной на людей с формально-логическим и диалектическим мышлением: «Марш защитников Москвы»

Если переложить приведённый материал на исторические процессы с 1902г. по 1953г., легко станет понятно, почему в СССР народ боготворил руководителей страны. Причина была не в руководителях, хотя они и сделали почти невозможное и их было за что глубоко уважать. Причина была в уровне образования людей, который достался от царской России. Поняв в каком состоянии находились в большинстве своём тогда люди, становятся понятны и методы работы РСДРПб и ещё большее восхищение вызывает тот уровень, которого достигли в части формирования мышления советских граждан к 1941г.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments