1957anti (1957anti) wrote in 1957_anti,
1957anti
1957anti
1957_anti

Categories:

Китайский прагматизм

По сети с незапамятных пор гуляет известная история про американского профессора экономики, который объяснял студентам, что социализм — это когда он даёт всей группе одинаковые средние оценки. В результате студенты понимают, что социализм — это как-то не очень хорошо, уж лучше старый-добрый капитализм. Понятно, что это глупый анекдот, но есть очень много умных людей в России, даже среди преподавателей вузов, повторяющих его в спорах с оппонентами левых взглядов. А как иначе, ведь это профессор сказал.

Так происходит со словами многих "учёных" людей, какую бы чушь они не несли. Если мы понимаем, что политологи, политические аналитики и прочие "эксперты", объясняющие нам с экранов происходящее вокруг, могут говорить неправду, в случае с учёными и профессорами, почему-то наше критическое мышление часто отключается.

Есть в современной России такая учёная профессия, как китаисты. Это как американские профессора-советологи, только российские. И изучают они соответственно Китай, после чего рассказывают нам то, что наизучали.

Наша задача, и моя задача заключается в том, чтобы понять и объяснить, какова вообще логика развития Китая, почему он так развивается, и почему в его развитии так много парадоксов?

Это говорит руководитель школы востоковедения Высшей школы экономики, доктор исторических наук, профессор Алексей Маслов.

В последнее время услуги востоковедов и китаистов по просвещению граждан России стали особенно востребованными, поскольку стремительное развитие Китая скрыть уже не удаётся, несмотря на ежегодные мантры экономистов о том, что вот-вот китайская экономика схлопнется. Схлопывания не происходит, наоборот, из производителя кроссовок и спортивок, Поднебесная превращается в лидера в высокотехнологичной сфере. Надо как-то объяснить это явление. Они и объясняют, сводя всё... к китайской культуре и образу мышления.

Культура — это там, где кто-то придерживается правил, установленных китайцами. Варварство там, где эти правила заканчиваются. Культура — не всеобщая, и культура — не универсальна. Мы видим, что понятие морали и нравственности... оно есть в Китае, об этом много можно говорить — это и уважение к старшим, и забота о младших... понятие нравственности оперативно. Это значит, что оно используется тогда, когда есть прагматическая необходимость. Мы тоже прагматики, но не такие, как азиатские культуры. Мы можем сказать, что я это не сделаю никогда, хотя мне выгоднее. Выгоднее конечно украсть деньги у человека, а еще выгоднее прибить его при этом, но есть вещи, которые меня останавливают, я на это никогда не пойду. Но если это выгодно, почему бы и нет, скажет вам другая культура (азиатская или китайская, по всей видимости). И вот здесь есть один из парадоксов — аморальным быть выгодно. Аморальным быть выгодно, потому что аморальный человек или аморальная культура всегда действует так, как ей выгодно в данной ситуации, в данных условиях. И тогда исчезают понятия предательства, дружбы, преданности. Возникает понятие прагматизма. И эта прагматичность — это во многом следствие А) отсутствия устойчивой религиозной традиции под зонтиком единого бога-ментора и Б) из-за того, что традиция зафиксировала прагматику выживания в течение пяти тысяч лет и создала определённые способы выживания. (...) Если мы сегодня вернемся к современности и посмотрим на политические матрицы современного Китая, почему Китай действует так, а не иначе. Потому что во многом прагматизм есть основа основ китайского мышления. Этот прагматизм живет на уровне обычного уличного торговца, и на уровне политика. (...) Но прагматизм, когда надо делать то, что выгодно Китаю, и никогда не делать того, что хоть как-то может быть невыгодным или затратным. Вот этот механизм позволяет и экономике, и политике быть очень устойчивым.

Мысль об особой прагматичности китайского типа мышления, которая объясняет их сегодняшние успехи, проходит красной нитью через все передачи профессора. Вот только остаётся непонятным, почему эти прагматичные китайцы позволили растащить свою страну зарубежным варварам к концу 19 века, и почему тысячелетние китайские традиции устойчивости дали сбой в 20-30-е годы.

Эти самые прагматики использовали порох для создания свето-шумовых эффектов на праздниках, а неспособные убивать из-за наличия бога-ментора европейцы создавали в это время нарезные пушки и винтовки. В результате Китай поочерёдно проиграл в войнах англичанам, французам, затем японцам, а впоследствии был фактически оккупирован иностранными варварами.

Но это ладно, возможно, китайцы того времени просто немножко подзабыли, чему их учили Лао-Цзы с Конфуцием. Не будем же мы в самом деле считать, что в поражениях виноваты сохраняющиеся феодальные отношения в стране, тормозившие экономическое развитие и внедрение инноваций.

Я предлагаю обратить внимание на тезис об особой прагматичности, как отличительной характеристики китайцев. Ведь не только Маслов говорит об этом. Да вы сами посмотрите, китайцы не хотят вместе с нами восстанавливать Сирию! Китай не направил бомбардировщики на помощь Мадуро! Китай скупает у нас леса, в конце концов, и хочет выпить весь Байкал!

Акцентирование на политике Поднебесной, направленной на преследование исключительно своих интересов предполагает, наверное, что другие страны проводят какую-то иную политику, не столь прагматичную. Логично же? Тем более скажут, вот Россия спасает сирийских детишек от бородачей и американцев, Европа помогает мигрантам из Африки, отрывая налоги от собственных граждан. Вот только всякому нормальному человеку очевидно, что в действиях Кремля или Брюсселя нет и не может быть ничего, кроме расчета и преследования собственных интересов. Точнее интересов правящего класса этих стран, которыми совершенно точно не являются простые работяги.

Однако их необходимо разглядеть, пробившись сквозь информационно-пропагандистский мусор. Это иногда сложно, это нужно думать, размышлять над тем, кто именно получает выгоду от тех или иных действий руководства России или ЕС.

Тогда как с Китаем всё гораздо проще. Китай также преследует свои интересы. Вот только китайские интересы — это не то же самое, что и российские, американские или иранские. Для того, чтобы разобраться в том, почему прагматизм китайской политики столь бросается в глаза нашим востоковедам не нужно углубляться в тайны древней китайской философии и перипетии китайского типа мышления. Ответ лежит настолько на самой поверхности, что профессорам приходится совершать чудеса ловкости и словесной эквилибристики, чтобы не заметить его.

Удивительно, что профессор Маслов в своих регулярных 40-минутных передачах на радио почти никогда не произносит словосочетание «коммунистическая партия». Зато есть тысячи слов про тип мышления, религию, культуру китайцев, про их мироощущение, учения Лао-Цзы, Конфуция, которые все влияют на развитие КНР.

Это и понятно, ведь если сказать коммунистическая партия Китая, нужно вспомнить, что это правящая в стране организация, определяющая его внешнюю и внутреннюю политику. Что означает, что политика Китая — это политика компартии Китая...

Но тогда всё — можно закрывать лавочку, точнее передачу. Поскольку выяснится, что прагматизм китайской политики объясняется не тем, что рядовой китаец сможет прочесть иероглифы двухтысячелетней давности, а тем, что стоящая у руля государства компартия всего лишь преследует интересы правящего в Китае класса, а именно пролетариата.

С какой стати китайским рабочим и крестьянам далась война в Сирии? Сирийский народ воюет против фашистов, как утверждает другой профессор Попов? Да нет, там происходит очередной конфликт больших и мелких хищников, среди которых Асад далеко не является ангелом или коммунистом. Почему китайское правительство должно думать в первую очередь о жителях Шри-Ланки или России, а не о собственных гражданах?

Но даже не это главное. Важнее то, что эта зацикленность на некоем особом типе мышления китайцев, которое определяет их развитие, основывается на всё той же голимой цивилизационной теории. Согласно ей, если вдруг кто не знает, нет единой истории человечества, а есть истории различных человеческих цивилизаций, которые отличаются друг от друга прежде всего системой ценностей, унаследованных чуть ли не генетически.

И надо понимать, что цивилизационный подход блуждает в одном шаге от расистской теории. Можно сказать, что это облагороженный (или более цивилизованный) вариант идей, на которые опирались Гитлер с Розенбергом.

Вам кажется это преувеличением? Многие слышали, к примеру, про европейские ценности? ... хотя уже непонятно, что подразумевают рассуждающие про них, но наиболее часто говорят о ценности свободы, как основополагающей в европейской цивилизации. Логично предположить, что у других цивилизаций ценности свободы не существует. И правда, любой неполживо мыслящий российский гражданин или нацист из близких к нам стран скажет, что в русской культуре, в русской душе нет стремления к свободе, а есть лишь рабская психология, требующая хозяина, к которой иногда «парадоксально» примешивается стремление к бессмысленной и беспощадной вольнице.

В России, кстати, риторика официальных лиц также полностью перешла на цивилизационный подход в объяснении происходящих в мире событий. Слышали же по телевизору, что европейцы испортились, отказавшись от своих истинных, основанных на христианстве ценностей, тогда как Владимир свет-солнышко Путин стоит за настоящие христианские ценности.

Объяснение же происходящих в Китае процессов (да и в любой другой стране) с точки зрения теории цивилизаций является очевидным идеалистическим абсурдом. А на минуточку — об этом рассуждает не какой-то политик или журналист, а вроде как профессор! Из чего можно сделать вывод, что никакие это не учёные, а обычные пропагандисты, которые говорят то, что выгодно правящему классу. Как историки, искажающие события прошлого в интересах правящего класса, о чем много и крайне убедительно пишет Петр Григорьевич Балаев, так и российские востоковеды занимаются искажением событий настоящего, нашей с вами реальности.

Выгода правящего класса в том, что утверждения Алексея Маслова напрочь исключают возможность использования китайского опыта в других странах. Мы же не китайцы, мы же не думаем, как они, у нас иная культура, религия, мораль. У нас есть Бог, в конце концов, в отличие от них. Кроме того, эти учёные рассуждения подкрепляют и подводят научно обоснованный теоретический фундамент под раздуваемый в последние годы оголтелый антикитайский национализм.

Во время зачитывания цитаты Маслова об аморальности (с точки зрения европейцев, конечно) китайской культуры и китайцев, вы не почувствовали отчетливый такой коричневатый запашок? Вам не показалось, что где-то уже слышали нечто подобное о народах или народе, у которого отсутствуют мораль?

А любой национализм, как известно, отключает у людей способность критически воспринимать реальность. Если на западе, в представлении многих обывателей Россия предстает в виде некоей мрачной страны, где всегда зима, где зловещий Gulag до горизонта, медведи, водка и русские, которые из-за своего менталитета и природного упрямства не хотят демократии, свобод и прав человека, вместо этого желая нового Tsar. Так и многие российские граждане верят в то, что китайцы едят младенцев для омоложения, истребили всех своих воробьев, мечтают о завоевании Сибири, или по крайней мере хотят вырубить сибирские леса и выпить реки. Да все что угодно можно скормить людям, отравленных националистическим угаром!

Но есть в этих рассуждениях китаистов второе дно, которое в будущем может послужить хорошую службу российскому правящему классу внутри России. Об этом в следующий раз. 

Китайский прагматизм

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments