1957anti (1957anti) wrote in 1957_anti,
1957anti
1957anti
1957_anti

Categories:

Аполитичные археологи (Часть 4)

Черными копателями земля русская полнится. Много их развелось, благо производительные силы позволяют выпускать недорогие металлодетекторы. А народ у нас изобретательный, лепят и самоделки. Себестоимость – несколько тысяч рублей. Фирменный – от десяти. Закупают и клепают их массово, и ломятся граждане Великой России копать в поля и леса. И не по своей воле, и не по воле пославшей жены. Работы нет у трудящихся, деиндустриализация идет полным ходом.

В советской госкапиталистической экономике были парадоксы – топливо в овраг сливали, чтобы лимит совхозу на следующий год не урезали. Сломавшуюся сельхозтехнику в тот же овраг спихивали – партия новую пришлет, а до того, что миллионный долг увеличится, – никому дела нет.

Не только комбайны выкидывали, но и простой лом черных и цветных металлов. Ради показухи пионеров и комсомольцев заставляли собирать металлолом и макулатуру, но показухой это и ограничивалось.

Закончилась парадоксальная экономика, вместе с ней закончилось и гарантированное трудоустройство. С возрождением частнособственнического капитализма вернулась на Русь безработица.

Но открылись пункты приема металлов, и бывшие токари и доярки занялись собирательством, как их далекие предки в неолите. Конечно, это не сбор корешков съедобных с помощью палки-копалки, но к этому мы еще придем, советский чермет – это не грибы, новый в земле не вырастает.

Отклоняюсь от темы, но нельзя не отметить, что, наряду с собирательством, неолитической экономике характерна охота. Браконьерство тоже расцвело после 1991 года, и недавно правительство РФ разрешило гражданам охоту с луком. Наверху понимают, куда мы стремительно катимся, минуя феодализм и рабовладение.

Сбором чермета занимаются настоящие чернокопатели для прокорма или в качестве подработки. Труд тяжелый, а чермет в приемке дешев. Сейчас тонна около 10 тысяч рублей. Латунь значительно дороже, около 200 рублей килограмм, но и попадается реже, на местах боев народ собирает даже латунные гильзы от винтовок. Если попадается снаряд – головную часть удаляют путем отбивания об дерево. Со снарядов, прошедших канал ствола, медные пояски срубают зубилом.

Примерно до 2010 года в чермет сдавали рамы от военных машин и запчасти от танков. Но внезапно большое развитие получило движение реконструкторов ВМВ.

В реконах, конечно, есть пролетариат и буржуазия. Простой народ покупает макет винтовки Мосина, кирзовые сапоги и шьет гимнастерку красноармейца для игрищ. Коммерсантам этого мало, деньги лишние имеются – собирают для себя танки, пушки и военные автомобили. Удовольствие дорогое, легкий советский танк поставить на ход – примерно 8 миллионов рублей. Самый популярный Т-26. Полуторка от полумиллиона. Исключение – техника по ленд-лизу, ее никто не восстанавливает. С тех пор любые запчасти от любой техники складируются в сараях копателей и торгуются через Интернет. Самые дорогие – немецкие запчасти, бюджет Т-3 около миллиона долларов.

Но не только для развлечения реконской буржуазии собирают танки и пушки. Сколько еще будет правящий режим пиариться на победе сталинской армии – неизвестно, а пока нужны парады и памятники. Бюджет памятника в виде танка на постаменте – около миллиона, собирают только коробку. Это стоимость копаной брони плюс работа, плюсом чиновникам лихо навариться.

Сюрреализм: остатки разбитых в боях танков РККА собирают нищие пролетарии, чтобы зажравшиеся буржуи поиграли в войнушку, надев советскую форму.

Это присказка, сказка о черных копателях дальше будет.

По легенде, чернокопатели – это бессовестные люди, откапывающие награды и торгующие копаным оружием. Граждане эти имеют со своей деятельности немалый барыш и объединяются в преступные группировки. Доблестная полиция их ловит переодически. Противостоят им люди с чистыми сердцами – красные поисковики, совершенно бескорыстные, руководствующиеся в своей деятельности Моральным кодексом поисковика.

Легенда эта придумана и раздута дебилами-журналистами и руководителями поискового движения. Журналистам нужны дешевые сенсации, а поисковые бугры не любят конкурентов. Режиссеры-дебилы даже сняли художественный фильм «Мы из будущего», в котором банда черных копателей выкапывает советские ордена и продает по бешеным ценам. Полная ахинея.

Коллекционирование и оборот советских госнаград запрещен УК РФ. Награды и советские, и немецкие, и вообще любые, буржуи коллекционируют. Увлечение это не из дешевых, у коллекционеров есть свои понятия.

Награда из земли, тем более с трупа в коллекции – вопиющее нарушение правил, соответственно и рыночная цена копанины падает сразу раз в 5-10. Найти потерянную награду на местах боев или найти погибшего бойца с орденом – редчайший случай. У погибшего солдата товарищи сразу забирали оружие и награды. Гранаты, противогазы, каски, патроны в подсумках часто оставляли, что позволяет найти останки при помощи металлодетектора. Тем более награждений по первым годам войны было мало, солдат с наградами часто находят поисковики Калининграда. Там шли бои в 45-м году, Советская армия наступала третий год, награждений было много больше.

Оружие находили и находят. В основном, конечно, винтовки Мосина, главное оружие стрелковых дивизий. Состояние оружия – лежит в земле без консервации много десятков лет. Довести до ума можно, но стрелять будет через раз.

Криминальным структурам этот хлам даром не нужен, основные покупатели – безмозглые любители старины и, конечно, опера. За попытку реализации обычно дают условный срок, полиция и судьи понимают, что копатель просто дурак, решивший заработать копеечку. Особо одаренные пытаются продать тол, таким сразу реальный срок, что очень правильно.

На одной вахте майор милиции речь толкал и сказал очень правильные слова: «Откопали ствол – это не нарушение. Взяли его в руки и сделали с ним один шаг от раскопа – уже совершили преступление». Такие случаи бывают, не у раскопа, но на выходе из леса задерживали с ржавой насквозь винтовкой Мосина и возбуждали дело по ст. 222 УК РФ.

Энтузиасты сверлят ствол, убирают ржавчину, покупают новый приклад. Получается красивый музейный экспонат. Приходит в школьный музей проверка из МВД, забирают пиленые винтовки и пистолеты на экспертизу, деактивация признается недостаточной. Ответственный за музей, часто учитель истории в этой школе, получает условку и вылетает из системы образования навсегда. Печально, но проще чтить УК РФ, хоть он и буржуазный.

По закону при обнаружении останков иностранного военнослужащего нужно прекратить эксгумацию и сообщить сотрудникам Народного Союза. Редко это соблюдается, выкапывают немцев. Фольксбундовцам передаются останки, без указания места нахождения. Все фашистское барахло или забирают домой на полочку, или реконы покупают недорого.

Важный момент: забрать личные вещи фашиста – это норма, присвоение вещей советского солдата – порочащий поступок. Старая традиция, но вещи мертвых счастья не приносят, проверено на практике.

Невозможно на раскопках заработать большие деньги, 99% находок – это мусор войны, не имеющий исторической и материальной ценности. А если нет прибыли, нет и матерых уголовников среди копарей. Преступные группировки были в лесах, но в середине 90-х прекратили свое существование.

После развала СССР страну захлестнула преступность. Уголовники ринулись раскапывать немецкие кладбища. Их интересовало золото солдат Вермахта. Германия – богатая страна, золотые зубы и коронки не редкость. Лом золота – ликвидный товар во все времена. Размародерили фашистов, на этом все закончилось.

Черных и красных копателей разделяет только одно – отношение к останкам советских солдат. Нашел погибшего бойца – обязан сообщить координаты местному отряду. Раскопал и бросил останки, забрал личные вещи – однозначно мародер. К сожалению, такой статьи нет в УК РФ.

Раскопать и разграбить немца и выбросить кости в болото, продать найденный ствол из леса, оставить медальон в отвале при эксгумации могут как поисковики, так и неофициалы. Наличие бумажки-разрешения на поисковую деятельность не добавляет сознательности.

Многими руководителями поисковых отрядов выбираются «жирные» районы для поисковой работы – останков много. Им нужна красивая отчетность с большими цифрами найденных солдат, все только для показухи, в надежде хапнуть бюджетных денег. С усердием ищут и эксгумируют госпитальные захоронения, являющиеся официальными братскими могилами, главное пустить пыль в глаза чиновникам количеством перезахороненных останков. Уставшие от этого лицемерия поисковики, пославшие официальный поиск, предаются анафеме и клеймятся как чернокопатели. Что не мешает принимать найденные ими останки и оформлять как найденные их отрядом.

Придурки, ищущие немцев, еще встречаются в небольшом количестве. Их Мекка, конечно, Ржев и окрестности.

Карьера мародера, как правило, недолгая – не любит их лесной народ. Могут полицию навести, могут по роже настучать или машину сжечь. В лесах много разного люда – охотники, лесорубы, кладоискатели и просто местные деревенские жители. Все люди простые и жесткие.

Если правящий класс перестанет эксплуатировать память погибших солдат и выделять деньги поисковым организациям, многое поменяется. А пока труд поисковиков используется как аргумент в мифе об огромных потерях во время войны.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership 

Аполитичные археологи (Часть 4)

Tags: Великая Отечественная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments