1957anti (1957anti) wrote in 1957_anti,
1957anti
1957anti
1957_anti

Categories:

Государство. Что ты такое?

Вопрос о государстве в эпоху кризисов и неопределенностей становится очень важным. Часто для решение проблемы надо определить термин и сущность, задать вопрос по сути явления, и становится понятно куда двигаться.

Существует несколько взглядов на государство.

Правый: государство это общественный идеал, квинтэссенция духа, высшая материя, торжество бога над делами людишек, лучшая защита людей от насилия. Только с помощью него можно существовать в этом бренном мире в тишине и спокойствие, в мире и безопасности.

Либеральный: государство это инструмент, постоянно рождающий насилие, хаос, он очень опасный и недружелюбный, им управляют ленивые и продажные чиновники, поэтому его надо всячески ограничивать и делить на ветви, оставив ему роль ночного сторожа, держать его на голодном пайке.

Ультра-либеральный или либертарианский, а также анархистский: государство это инструмент насилия, который воспитывает у подданных склонность к насилию,  лучше его вообще убрать сразу. Либертарианцы считают, что надо оставить частную собственность, а анархисты считают, что и без нее обойдутся.

Левый: государство это инструмент насилия правящего класса, если убрать классы, то государство постепенно умирает.

Может правы правые консерваторы, говоря, что государство это гавань безопасности? Нет, государство является само источником войн и восстаний. Если нет внешних войн, то найдутся недовольные государственными порядками внутри государства, а если они они силой попробуют их изменить, то государство силой же будет их подавлять.

История опровергает теории правых на практике.

Может правы либералы, говоря, что зло государства в продажных чиновниках? Тоже нет - в феодальных государствах чиновники водились лишь при дворе, подавляющая масса населения с ними не пересекалась, однако хаоса, грабежа и продажности там хватало вдоволь! 

Может правы либертарианцы и анархисты - что быстрый снос государства убирает насилие? Тоже нет, анархистские республики, типа Гуляй-поле Махно и испанских анархистских городов показывали чудовищный уровень насилия и падали под внешними ударами захватчиков-капиталистов.

Левые, а точнее Маркс, пошел своим путем, путем материализма. Если прочие теоретики видели лишь сами негативные свойства государства и предлагали способы их устранения, то Маркс проследил весь исторический путь возникновения и развития государств, выявив причины возникновения этих свойств. И предложил борьбу не с симптомами, а с болезнью - классовостью. Открыв классовую природу возникновения государств, он дал простое объяснение тем явлениям, об которые сломали головы прочие теоретики. 

Для правых - государство защищает от насилия, но только правящий класс. Для либералов - что чиновники продажные и ленивые, но только потому, что их подкупает в своих интересах правящий класс. Для либертарианцев и анархистов - что государство действительно источник насилия и его действительно надо постепенно избавляться, переходя на самоуправление.

Маркс выдвинул свою теорию, утверждающую, что государство есть инструмент господствующего класса, задача которого - эксплуатировать подчиненные классы. Из которой вытекает мысль, что чтобы идеи либертарианцев и анархистов о ненасилии реализовалась, нужно пройти путь классового насилия! Так же и путь к демократии, лежит через недемократические методы борьбы.

Теория объясняла, что методы либералов, либертарианцев и анархистов недостижимы, так как государство образуют классы и без них оно не существует. Всякая попытка ликвидировать государство без ликвидации классов сразу приведет к его возрождению.

То есть чтобы “государство” которое придумали либертарианцы и анархисты существовало, надо убрать правящий класс эксплуататоров, а именно: рабовладельцев, феодалов и капиталистов и развить производственные мощности до такой степени так, чтобы этих классов не существовало и они не могли воспроизводится. Классы ведь формируются из-за развития средств производства и вытекающих из этого развития производственных отношении - если средства производства не развитые, то у вас будет рабовладение, средние - феодализм, развитые - капитализм, высшие - коммунизм. Развитие средств производства дает возможность для использования более передовых производственных отношений. Но это не значит что в некоторых ситуациях не выгодно использовать и более примитивные отношения, если это приносит максимум земли (при феодализме), максимум прибыли (при капитализме), максимум продуктопроизводства (при социализме) .

У левых есть методы реализации либертарианских идей по строительству государства, а вот у них самих нет, они даже украсть их не додумались! А почему? Они боятся диалектики, они отрицают насилие и не понимают, как так у этих марксистов интересно получается, что насилие рождает ненасилие. Либертарианцы считают, что ненавистные монополии, душащие свободный рынок, уйдут, как только они сметут плохих чиновников и посадят на их места хороших, что вызывает у марксистов усмешку пополам с жалостью, ибо те были многократно биты капиталом при попытках проведения в жизнь подобных идей предложений.

Среди марксистов были такие наивные люди, которые, как либертарианцы, верили, что капиталисты сами уйдут и дадут народу власть. Назывались они меньшевиками и социал-демократами. И все, что они продемонстрировали, это полный провал их теорий.

Чтобы таких провалов не повторялось, марксисты обозвали таких наивных мечтателей оппортунистами и с тех пор ведут с ними активную борьбу. Причем далеко не все оппортунисты - мечтатели, наоборот, большинство из них сознательно ведет пролетариат к поражению.

Вопрос об отношении ее к государству приобретает практическое значение.

Накопленные десятилетиями сравнительно мирного развития элементы оппортунизма создали господствующее в официальных социалистических партиях всего мира течение социал-шовинизма. Это течение (Плеханов, Потресов, Брешковская, Рубанович, затем в чуточку прикрытой форме гг. Церетели, Чернов и К. в России; Шейдеман, Легин, Давид и пр. в Германии; Ренодель, Гед, Вандервельд во Франции и Бельгии; Гайндман и фабианцы<<1>> в Англии и т. д. и т.д.), социализм на словах, шовинизм на деле, отличается подлым лакейским приспособлением "вождей социализма" к интересам не только "своей" национальной буржуазии, но именно "своего" государства, ибо большинство так называемых великих держав давно эксплуатирует и порабощает целый ряд мелких и слабых народностей. А империалистская война является как раз войной за раздел и передел этого рода добычи. Борьба за высвобождение трудящихся масс из-под влияния буржуазии вообще, и империалистской буржуазии в особенности, невозможна без борьбы с оппортунистическими предрассудками насчет "государства".

(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)

Вся история постоянно доказывает, что капиталистическое и феодальное государства постоянно ведет войну со своими большинством - трудящимися, и при этом активно защищает жалкое меньшинство - верхушку, иногда сдавая на потеху толпе одиозных личностей. Почему остались до сих пор мечтатели, не видящие этой напряженной борьбы - непонятно.

"Государство - говорит Энгельс, подводя итоги своему историческому анализу, - никоим образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу. Государство не есть также "действительность нравственной идеи", "образ и действительность разума", как утверждает Гегель. Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах "порядка". И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство" (стр. 177 - 178 шестого немецкого издания).

Здесь с полной ясностью выражена основная идея марксизма по вопросу об исторической роли и о значении государства. Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства доказывает, что классовые противоречия непримиримы.

(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)

Но многим не нравится выводы марксистов о роли государства, они все время стремятся их подправить. Что государство это добрый и справедливый арбитр, который попал под влияние жадного чиновника, и стоит его только поменять, как все наладится. Узнали? Так это Навальный. А еще недавно такие же речи толкали на Украине - поменяли Порошенко на Зеленского и ничего не изменилось. Как и замена Трампа на Байдена ничего не изменит в США.

Кто бы мог подумать, что марксисты даже через столько лет окажутся правы? Менять надо правящий класс!

С одной стороны, буржуазные и особенно мелкобуржуазные идеологи, - вынужденные под давлением бесспорных исторических фактов признать, что государство есть только там, где есть классовые противоречия и классовая борьба, - "подправляют" Маркса таким образом, что государство выходит органом примирения классов. По Марксу, государство не могло бы ни возникнуть, ни держаться, если бы возможно было примирение классов. У мещанских и филистерских профессоров и публицистов выходит, - сплошь и рядом при благожелательных ссылках на Маркса! - что государство как раз примиряет классы. По Марксу, государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание "порядка", который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов. По мнению мелкобуржуазных политиков, порядок есть именно примирение классов, а не угнетение одного класса другим; умерять столкновение - значит примирять, а не отнимать у угнетенных классов определенные средства и способы борьбы за свержение угнетателей.

(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)

Но этот вывод настолько неприятен, что даже многие леваки и тогда и сегодня мечтают этот неприятный тезис подправить, копируя даже мировоззрения капиталистов. Ведь если принять без правки тезиса Маркса, то придется признать, что с капиталистами надо бороться до конца, идти под их пушки. А воевать ой как не хочется!

Например, все эсеры (социалисты-революционеры) и меньшевики в революции 1917 года, когда вопрос о значении и роли государства как раз встал во всем своем величии, встал практически, как вопрос немедленного действия и притом действия в массовом масштабе, - все скатились сразу и целиком к мелкобуржуазной теории "примирения" классов "государством". Бесчисленные резолюции и статьи политиков обеих этих партий насквозь пропитаны этой мещанской и филистерской теорией "примирения". Что государство есть орган господства определенного класса, который не может быть примирен со своим антиподом (с противоположным ему классом), этого мелкобуржуазная демократия никогда не в состоянии понять. Отношение к государству - одно из самых наглядных проявлений того, что наши эсеры и меньшевики вовсе не социалисты (что мы, большевики, всегда доказывали), а мелкобуржуазные демократы с почти-социалистической фразеологией.

(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)

В этом суть оппортунизма: сперва ты отказываешься от правильной формулировки государства, а потом приходишь к идее, что ликвидировать классы не надо, пускай живут. И в итоге - а почему бы им вообще не жить в мире? И опа, - ты уже ничем не отличаешься от правого буржуазного консерватора, который призывает бить на улицах протестующих против беспредела капиталистов, ибо они нарушают классовый мир своими бестолковыми бреднями, пытаясь освободится от эксплуатации крупного капитала, как сейчас в Хабаровске и Белоруссии, мотаясь туда-сюда, от одной политической платформы к другой.

Но эти господа хоть честны и не притворяются, что они правят Маркса, но есть еще более хитрые оппортунисты:

С другой стороны, "каутскианское" извращение марксизма гораздо тоньше. "Теоретически" не отрицается ни то, что государство есть орган классового господства, ни то, что классовые противоречия непримиримы. Но упускается из виду или затушевывается следующее: если государство есть продукт непримиримости классовых противоречий, если оно есть сила, стоящая над обществом и "все более и более отчуждающая себя от общества", то явно, что освобождение угнетенного класса невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения того аппарата государственной власти, который господствующим классом создан и в котором это "отчуждение" воплощено. Этот вывод, теоретически ясный сам собою, Маркс сделал, как мы увидим ниже, с полнейшей определенностью на основании конкретно-исторического анализа задач революции. И именно этот вывод Каутский - мы покажем это подробно в дальнейшем изложении - ..."забыл" и извратил.

Вопрос о привилегированном положении чиновников, как органов государственной власти, здесь поставлен. Намечено, как основное: что ставит их над обществом? Мы увидим, как этот теоретический вопрос практически решался Парижской Коммуной в 1871 году и реакционно затушевывался Каутским в 1912 году.

...В виде исключения встречаются однако периоды, когда борющиеся классы достигают такого равновесия сил, что государственная власть на время получает известную самостоятельность по отношению к обоим классам, как кажущаяся посредница между ними"... Такова абсолютная монархия XVII и XVIII веков, бонапартизм первой и второй империи во Франции, Бисмарк в Германии.

(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)

Равновесие классовых сил наблюдалось в Европе в конце феодализма, сейчас то же самое опять наблюдается на Западе, что позволяет многим социал-демократам говорить о “шведском социализме” и даже евро-социализме при фактическом капитализме! Но пусть не обольщает мечтателей такая идиллия, как только наступал кризис, феодалы брали палки и, как груши, начинали околачивать торговцев. То же самое сейчас будет происходить и с западным пролетариатом - капиталисты начнут из них выбивать деньги и продукты труда, смывая иллюзию отсутствия классовой борьбы. Постоянные беспорядки профсоюзов во Франции и BLM негров в США не дадут соврать.

У хитрых оппортунистов государство можно оставить с классами как арбитра, и оно будет стоять над схваткой, гарантируя высокое развитие общества. Знаете что это есть? А это уже теория фашизма, третий путь, что государство стоит над рабочими и капиталистами, являясь надклассовой силой и заставляет их жить в мире. Теория, конечно, хорошая, мирная и кроткая, никаких революций и великих потрясений, эволюция, просто нужно привести власть государства в чувство. Но практика является критерием истинности - эта теория на деле оказалась просто чудовищной и ужасной, чтобы сохранять видимость ее работы, приходилось общество жестко и открыто давить, и чем дальше, тем больше. Она привела к геноциду непокорных народов, постоянным захватническим войнам с жестоким подавлением всяких намеков на демократию и свободу - все это мы видели у Гитлера, Муссолини и Франко. Вот к чему приводит игнорирование истории, классовой борьбы и способности более богатых классов подкупать чиновников, так называемая ошибка в пятом знаке.

Есть также экстремально-левые оппортунисты, которые призывают к быстрой ликвидации государства, это уже приверженцы Троцкого, такая позиция делает их похожими на анархистов. Хотя большевиками всегда подчеркивалось, что государство отмирает не быстро, а очень медленно, настолько незаметно, что всякие России, Германии и Франции останутся на веки вечные, но будут лишь названиями территорий, между которыми не будет государственных границ.

Вывод

Из всех теорий государства только марксистская основана на материалистическом понимании развития общества - развитии средств производства и порождаемых им классов.

Цели коммунистов, либертарианцев и анархистов совпадают - предоставление полной свободы человеку, следствием которого является ликвидация государства, но пути достижения у них все разные.

Коммунистическая теория государства оказалась очень неудобной в конформистской практике, так как является очень опасным оружием против правящего класса, поэтому ее все время пытаются затупить и смягчить, что неизменно приводит борьбу рабочего класса за свои права к провалу вплоть до скатывания в фашизм. Попытка ее извратить является оппортунизмом.

Коммунистическое движение имени «Антипартийной группы 1957 года» призывает всех, кто поддерживает нашу программу, вступать в наши ряды и участвовать в строительстве настоящей коммунистической партии.

https://1957anti.ru/about/program
https://1957anti.ru/applying-membership

Государство. Что ты такое?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment