?

Log in

No account? Create an account

1957_anti


Коммунистическое движение имени «Антипартийной группы 1957 года»


К социализму - через госкапитализм
1957anti

Что же из этого получается?

Получается на основе известной (хотя бы только местной) свободы торговли возрождение мелкой буржуазии и капитализма. Это несомненно. Закрывать глаза на это смешно.

Спрашивается, необходимо ли это? Можно ли оправдать это? Не опасно ли это?

Вопросов подобного рода задается много, и в большинстве случаев они обнаруживают только наивность (выражаясь мягко) задающего такие вопросы.

Взгляните на то, как я в мае 1918 года определял наличные в нашей экономике элементы (составные части) разных общественно-экономических укладов. Оспорить то, что налицо имеются все эти пять ступеней (или составных частей) всех этих пяти укладов, от патриархального, то есть полудикого, до социалистического, никому не удастся. Что в мелкокрестьянской стране преобладает «уклад» мелкокрестьянский, то есть частью патриархальный, частью мелкобуржуазный, это само собой очевидно. Развитие мелкого хозяйства есть развитие мелкобуржуазное, есть развитие капиталистическое, раз имеется обмен; это — бесспорная истина, азбучная истина политической экономии, подтверждаемая к тому же повседневным опытом и наблюдением даже обывательским.

Какую же политику может повести социалистический пролетариат перед лицом такой экономической действительности? Дать мелкому крестьянину все потребные ему продукты из производства крупной социалистической фабрики в обмен на хлеб и сырье? Это была бы самая желательная, самая «правильная» политика, — мы ее и начали. Но мы не можем дать всех продуктов, далеко не можем и не очень скоро сможем — по крайней мере до тех пор не сможем, пока не закончим хотя бы первой очереди работ по электрификации всей страны. Как же быть? Либо пытаться запретить, запереть совершенно всякое развитие частного, негосударственного обмена, т. е. торговли, т. е. капитализма, неизбежное при существовании миллионов мелких производителей. Такая политика была бы глупостью и самоубийством той партии, которая испробовала бы ее. Глупостью, ибо эта политика экономически невозможна; самоубийством, ибо партии, пробующие подобную политику, терпят неминуемо крах. Нечего греха таить, кое-кто из коммунистов «помышлением, словом и делом» грешил, впадая именно в такую политику. Постараемся от этих ошибок исправиться. Непременно надо от них исправиться, иначе совсем плохо будет.

Либо (последняя возможная и единственно разумная политика) не пытаться запретить или запереть развитие капитализма, а стараться направить его в русло государственного капитализма. Это экономически возможно, ибо государственный капитализм есть налицо — в той или иной форме, в той или иной степени — всюду, где есть элементы свободной торговли и капитализма вообще.

Возможно ли сочетание, соединение, совмещение советского государства, диктатуры пролетариата с государственным капитализмом?

Конечно, возможно. Это я и доказывал в мае 1918 года. Это я, надеюсь, и доказал в мае 1918 года. Мало того: я доказал тогда же, что государственный капитализм есть шаг вперед по сравнению с мелкособственнической (и мелкопатриархальной, и мелкобуржуазной) стихией. Тьму ошибок делают, сопоставляя или сравнивая государственный капитализм только с социализмом, тогда как в данной политико-экономической обстановке обязательно сравнивать государственный капитализм и с мелкобуржуазным производством.


Форма перехода к социалистическому продуктообмену
1957anti

В чем сущность замены разверстки продналогом?

На этот счет очень распространены неправильные представления. Неправильность проистекает большей частью от того, что не вникают в сущность перехода, не спрашивают себя, от чего к чему ведет данный переход. Представляют себе дело так, как будто бы переход был от коммунизма вообще к буржуазности вообще. Против этой ошибки приходится неизбежно указывать на то, что говорилось в мае 1918 года.

Продналог есть одна из форм перехода от своеобразного «военного коммунизма», вынужденного крайней нуждой, разорением и войной, к правильному социалистическому продуктообмену. А этот последний, в свою очередь, есть одна из форм перехода от социализма с особенностями, вызванными преобладанием мелкого крестьянства в населении, к коммунизму.

Своеобразный «военный коммунизм» состоял в том, что мы фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги. Иначе победить помещиков и капиталистов в разоренной мелкокрестьянской стране мы не могли. И тот факт, что мы победили (вопреки поддержке наших эксплуататоров могущественнейшими державами мира), показывает не только, на какие чудеса героизма способны рабочие и крестьяне в борьбе за свое освобождение. Этот факт показывает также, какую роль лакеев буржуазии играли на деле меньшевики, эсеры, Каутский и К0, когда они ставили нам в вину этот «военный коммунизм». Его надо поставить нам в заслугу.

Но не менее необходимо знать настоящую меру этой заслуги. «Военный коммунизм» был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой. Правильной политикой пролетариата, осуществляющего свою диктатуру в мелкокрестьянской стране, является обмен хлеба на продукты промышленности, необходимые крестьянину. Только такая продовольственная политика отвечает задачам пролетариата, только она способна укрепить основы социализма и привести к его полной победе.

Продналог есть переход к ней. Мы все еще так разорены, так придавлены гнетом войны (бывшей вчера и могущей вспыхнуть, благодаря алчности и злобе капиталистов, завтра), что не можем дать крестьянину за весь нужный нам хлеб продукты промышленности. Зная это, мы вводим продналог, то есть минимально необходимое (для армии и для рабочих) количество хлеба берем как налог, а остальное будем обменивать на продукты промышленности.


Необходимость изменения экономической политики
1957anti

Политическая обстановка к весне 1921 года сложилась так, что немедленные, самые решительные, самые экстренные меры для улучшения положения крестьянства и подъема его производительных сил стали неотложно необходимы.

Почему именно крестьянства, а не рабочих?

Потому, что для улучшения положения рабочих нужны хлеб и топливо. Сейчас «задержка» самая большая — с точки зрения всего государственного хозяйства — именно из-за этого. А увеличить производство и сбор хлеба, заготовку и доставку топлива нельзя иначе, как улучшив положение крестьянства, подняв его производительные силы. Начать надо с крестьянства. Кто не понимает этого, кто склонен усматривать в этом выдвигании крестьян на первое место «отречение» или подобие отречения от диктатуры пролетариата, тот просто не вдумывается в дело, отдает себя во власть фразе. Диктатура пролетариата есть руководство политикой со стороны пролетариата. Пролетариат, как руководящий, как господствующий класс, должен уметь направить политику так, чтобы решить в первую голову самую неотложную, самую «больную» задачу. Неотложнее всего теперь меры, способные поднять производительные силы крестьянского хозяйства немедленно. Только через это можно добиться и улучшения положения рабочих, и укрепления союза рабочих с крестьянством, укрепления диктатуры пролетариата.

Тот пролетарий или представитель пролетариата, который захотел бы не через это пойти к улучшению положения рабочих, оказался бы на деле пособником белогвардейцев и капиталистов. Ибо идти не через это значит: цеховые интересы рабочих поставить выше классовых интересов, значит: интересам непосредственной, минутной, частичной выгоды рабочих принести в жертву интересы всего рабочего класса, его диктатуры, его союза с крестьянством против помещиков и капиталистов, его руководящей роли в борьбе за освобождение труда от ига капитала.

Итак: в первую голову нужны немедленные и серьезные меры для поднятия производительных сил крестьянства.

Сделать это нельзя без серьезных изменений продовольственной политики. Таковым изменением явилась замена разверстки продналогом, связанная со свободой торговли после уплаты налога, по крайней мере в местном хозяйственном обороте.


Классики о новой экономической политике. Анонс
1957anti

В программе нашего Движения четко зафиксирована и обоснована необходимость сохранения элементов капитализма в экономике на период перехода к социализму. Средняя и мелкая частная собственность, по нашему убеждению, не могут быть просто экспроприированы или объявлены вне закона. Необходим длительный переходный период, чтобы обеспечить развитие этих форм собственности до коллективной и далее до общенародной формы.

Мы не открываем Америку, делая такие заявления. В таком направлении уже сорок лет движется КНР. Но и китайцы тоже не были первооткрывателями такого пути к социализму.

Впервые ситуация сочетания диктатуры пролетариата, технологической и экономической отсталости и наличия многочисленного класса мелких собственников сложилась в Советской России после революции и гражданской войны. Тогда и был впервые теоретически разработан и реализован на практике план, позволяющий развить производственные отношения – отношения собственности – до социалистических.

Теоретическая разработка этого плана и начало его реализации связано с именем В.И. Ленина. С его цитат мы и начнем тему НЭПа.

Ленин очень много говорил и писал о необходимости изменения экономической политики, говорил о безальтернативности этого пути в имеющихся условиях, разъяснял многочисленные нюансы, отвечал на вопросы. Сопротивление возвращению элементов капитализма в экономику было немалое. Причины тут разные – и непонимание, что другого пути просто нет, и нежелание менять подход к работе, и даже сознательный саботаж. Ломать это сопротивление силой можно было только при условии предварительного перетаскивания большинства на свою сторону методом убеждения, отсюда столько выступлений на тему НЭП в течение 1921 года на съездах, конференциях, собраниях. Наилучшим образом все тезисы изложены Ильичом в брошюре «О продовольственном налоге».

Так что на неделе читайте цитаты из этой брошюры. В ней в сжатом виде собраны все разработки и указания по реализации НЭП.

Читая цитаты, помните, в каких условиях приходилось продвигать реформу. Только-только предотвращен раскол в партии (см. цитаты из предыдущей недели). Неурожай. Крестьянские волнения. Кронштадтский мятеж. Очередной неурожай, голод в Поволжье. Возобновление интервенции на Дальнем Востоке. Большевики совершили в 1921 году нечто почти невозможное, проведя эту реформу – во многом не так успешно, как планировалось, и отступив дальше, чем намеревались первоначально. Но главное было сделано.

На будущие недели планируем разместить цитаты, отражающие первые итоги НЭП и ее дальнейшее развитие. Читайте рубрику «Ни дня без классиков» на нашем сайте и в социальных сетях.


Двадцать лет спустя
1957anti

Дискуссия началась с вопроса о роли профсоюзов, хотя вопрос о профсоюзах не был тогда главным вопросом партийной политики.

Застрельщиком дискуссии и борьбы против Ленина, против ленинского большинства ЦК явился Троцкий. Желая обострить положение, он выступил на заседании коммунистов – делегатов V Всероссийской конференции профсоюзов в начале ноября 1920 года с сомнительным лозунгом "завинчивания гаек" и "перетряхивания профсоюзов".

Троцкий выдвинул требование немедленного "огосударствления профсоюзов". Он был против метода убеждения рабочих масс. Он был за перенесение военного метода в профсоюзы. Троцкий был против развертывания в профсоюзах демократии, против выборности органов профсоюзов.

Вместо метода убеждения, без которого немыслима деятельность рабочих организаций, троцкисты предлагали метод голого принуждения, голого командования. Своей политикой троцкисты там, где они попадали в руководство профсоюзной работой, вносили в профсоюзы конфликты, раскол и разложение. Троцкисты своей политикой восстанавливали беспартийную массу рабочих против партии, раскалывали рабочий класс.

Дискуссия о профсоюзах на деле имела гораздо более широкое значение, чем вопрос о профсоюзах. Как позднее указывалось в резолюции пленума ЦК РКП (б) (17 января 1925 года), на деле спор шел "об отношении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда гражданская война уже кончалась" (ВКП (б) в резолюциях, ч. 1, стр. 651).

Вслед за Троцким выступили и другие антипартийные группы: "рабочая оппозиция" (Шляпников, Медведев, Коллонтай и другие), "демократические централисты" (Сапронов, Дробнис, Богуславский, Осинский, В. Смирнов и другие), "левые коммунисты" (Бухарин, Преображенский).

"Рабочая оппозиция" выставила лозунг передачи управления всем народным хозяйством "всероссийскому съезду производителей". Она сводила на нет роль партии, отрицала значение диктатуры пролетариата в хозяйственном строительстве. "Рабочая оппозиция" противопоставляла профсоюзы Советскому государству и коммунистической партии. Она считала высшей формой организации рабочего класса не партию, а профсоюзы. "Рабочая оппозиция" была по сути дела анархо-синдикалистской антипартийной группой.

Группа "демократического централизма" (децисты) требовала полной свободы фракции и группировок. Децисты, так же как и троцкисты, старались подорвать руководящую роль партии в Советах и профсоюзах. Ленин назвал децистов фракцией "громче всех крикунов", а платформу децистов эсеро-меньшевистской.

Троцкому в его борьбе против Ленина и партии помог Бухарин. Бухарин вместе с Преображенским, Серебряковым, Сокольниковым создали "буферную" группу. Эта группа защищала и прикрывала злейших фракционеров – троцкистов. Поведение Бухарина Ленин называл "верхом распада идейного". Вскоре бухаринцы открыто объединились с троцкистами против Ленина.

Ленин и ленинцы направили главный удар против троцкистов, как основной силы антипартийных группировок. Они уличали троцкистов в смешении профсоюзов с военными организациями, указывая им, что нельзя методы военных организаций переносить в профсоюзы. В противовес платформам оппозиционных групп Ленин и ленинцы составили свою платформу. В этой платформе указывалось, что профсоюзы являются школой управления, школой хозяйничания, школой коммунизма. Всю свою работу профсоюзы должны строить на методе убеждения. Только при этом условии профсоюзы поднимут всех рабочих на борьбу с хозяйственной разрухой, сумеют вовлечь их в социалистическое строительство.

В борьбе с оппозиционными группировками партийные организации сплотились вокруг Ленина. Особенно напряженный характер приняла борьба в Москве. Здесь оппозиция сосредоточила свои основные силы, ставя себе целью завоевание столичной организации. Но большевики Москвы дали решительный отпор этим проискам фракционеров. Острая борьба развернулась и в украинских партийных организациях. Под руководством т. Молотова, бывшего тогда секретарем ЦК КП (б) У, большевики Украины разбили троцкистов и шляпниковцев. Коммунистическая партия Украины осталась верной опорой ленинской партии. В Баку разгром оппозиции был организован под руководством т. Орджоникидзе. В Средней Азии борьбой с антипартийными группировками руководил т. Л. Каганович.

Все основные местные партийные организации присоединились к ленинской платформе.

8 марта 1921 года открылся Х съезд партии. На съезде присутствовало 694 делегата с решающим голосом, представлявших 732.521 члена партии. Делегатов с совещательным голосом было 296 человек.

Съезд подвел итоги дискуссии о профсоюзах и одобрил подавляющим большинством голосов ленинскую платформу.

Открывая съезд, Ленин заявил, что дискуссия была непозволительной роскошью. Он указал, что враги делали ставку на внутреннюю борьбу и раскол в коммунистической партии.

Учитывая огромную опасность, которую представляло для большевистской партии и для диктатуры пролетариата наличие фракционных групп, Х съезд особенное внимание уделил вопросу об единстве партии. С докладом по этому вопросу выступил Ленин. Съезд осудил все оппозиционные группировки и указал, что они "на деле помогают классовым врагам пролетарской революции".

Съезд предписал немедленно распустить все фракционные группы и поручил всем организациям строго следить за недопущением каких-либо фракционных выступлений, причем невыполнение постановления съезда влекло за собой безусловное и немедленное исключение из партии. Съезд дал ЦК полномочия, в случае нарушения дисциплины членами ЦК и в случае возрождения или допущения фракционности, принимать все меры партийного взыскания вплоть до исключения их из Центрального Комитета и из партии.

Все эти решения были записаны в предложенной Лениным и принятой съездом особой резолюции "О единстве партии".

В этой резолюции съезд обращал внимание всех членов партии на то, что единство и сплоченность ее рядов, единство воли авангарда пролетариата особенно необходимо в такой момент, когда ряд обстоятельств в период Х съезда усилил колебания в среде мелкобуржуазного населения страны.

"Между тем, – указывалось в резолюции, – еще до общепартийной дискуссии о профсоюзах, в партии обнаружились некоторые признаки фракционности, то есть возникновение групп с особыми платформами и со стремлением до известной степени замкнуться и создать свою групповую дисциплину. Необходимо, чтобы все сознательные рабочие ясно сознали вред и недопустимость какой бы то ни было фракционности, которая неминуемо ведет на деле к ослаблению дружной работы и к усиленным повторным попыткам примазывающихся к правительственной партии врагов ее углублять разделение (партии) и использовать его в целях контрреволюции".

Съезд говорил, далее, в этой резолюции:

"Использование врагами пролетариата всяких уклонений от строго выдержанной коммунистической линии с наибольшей наглядностью показало себя на примере кронштадтского мятежа, когда буржуазная контрреволюция и белогвардейцы во всех странах мира сразу выявили свою готовность принять лозунги даже советского строя, лишь бы свергнуть диктатуру пролетариата в России, когда эсеры и вообще буржуазная контрреволюция использовала в Кронштадте лозунги восстания якобы во имя Советской власти против Советского правительства в России. Такие факты доказывают вполне, что белогвардейцы стремятся и умеют перекраситься в коммунистов и даже "левее" их, лишь бы ослабить и свергнуть оплот пролетарской революции в России. Меньшевистские листки в Петрограде накануне кронштадтского мятежа показывают равным образом, как меньшевики использовали разногласия внутри РКП, чтобы фактически подталкивать и поддерживать кронштадтских мятежников, эсеров и белогвардейцев, выставляя себя на словах противниками мятежей и сторонниками Советской власти лишь с небольшими будто бы поправками". Резолюция указывала, что партийная пропаганда должна обстоятельно объяснять вред и опасность фракционности с точки зрения единства партии и осуществления единства воли авангарда пролетариата, как основного условия успеха диктатуры пролетариата.

С другой стороны, говорилось в резолюции съезда, партийная пропаганда должна объяснять своеобразие новейших тактических приемов врагов Советской власти.

"Эти враги, – указывала резолюция, – убедившись в безнадежности контрреволюции под открыто белогвардейским флагом, напрягают теперь все усилия, чтобы, используя разногласия внутри РКП, двинуть контрреволюцию так или иначе путем передачи власти политическим группировкам, наиболее близким по внешности к признанию Советской власти" (ВКП (б) в резолюциях, ч. 1, стр. 373-374).

Резолюция указывала, далее, что партийная пропаганда "должна выяснить также опыт предшествующих революций, когда контрреволюция поддерживала наиболее близкие к крайней революционной партии мелкобуржуазные группировки, чтобы поколебать и свергнуть революционную диктатуру, открывая тем дорогу для дальнейшей полной победы контрреволюции, капиталистов и помещиков".

К резолюции "О единстве партии" тесно примыкала другая резолюция "О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей Партии", также предложенная Лениным и принятая съездом. В этой резолюции Х съезд осудил так называемую "рабочую оппозицию". Съезд признал пропаганду идей анархо-синдикалистского уклона несовместимой с принадлежностью к коммунистической партии и призвал партию к решительной борьбе с этим уклоном.


Коммунизм и борьба за него
1957anti
Оригинал на сайте Коммунистического Движения имени "Антипартийной группы 1957 года"
Автор - Амир Галимов

(Материалы доклада на IV Конференции Коммунистического Движения имени «Антипартийной группы 1957 года»)

Товарищи, я приветствую всех, пришедших на нашу конференцию.

Как я уже отмечал в анонсе, Программа должна ответить на два важнейших вопроса: первое – это для чего мы объединились в наше Движение; и второе – как мы собираемся достигать поставленных целей. Данный доклад посвящен, в первую очередь, ответу на первый вопрос, а именно: почему мы объединились в Движение, кого мы зовем в наши ряды и чего собираемся достичь.

Доклад содержит в себе основные тезисы Программы, саму Программу полностью все могут прочесть на нашем сайте: https://1957anti.ru/about/program

Также в докладе даны некоторые выкладки, которых в самой Программе нет, но которые помогли нам прийти к изложенным в Программе выводам. Поскольку у многих возникали вопросы и непонимание откуда взялся тот или иной тезис Программы, это в докладе тоже освещено.

Итак, почему человечеству необходим коммунизм?

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПО ССЫЛКЕ

Водолейство
1957anti

Возьмите вопрос о пользе «широкой дискуссии». Здесь мы увидим тоже, как политические ошибки отвлекают от хозяйственных задач. Я был против так называемой «широкой» дискуссии и ошибкой, политической ошибкой тов. Троцкого считал и считаю срыв им профкомиссии, в которой должна бы была пойти деловая дискуссия.

Я считаю политической ошибкой буферной группы с Бухариным во главе, что они не поняли задач буфера (подменили и здесь диалектику эклектицизмом); они именно с точки зрения «буфера» должны были с бешеной энергией выступить против широкой дискуссии за перенесение дискуссии в профкомиссию. Посмотрите, что вышло.

30 декабря Бухарин договорился до того, что «мы провозгласили новый священный лозунг рабочей демократии, которая заключается в том, чтобы все вопросы обсуждать не в узких коллегиях, не в маленьких собраниях, не в какой-нибудь своей корпорации, а выносить все вопросы на широкие собрания. И вот, я утверждаю, что, вынося вопрос о роли профсоюзов на такое громадное собрание, как сегодняшнее, мы тем самым делаем шаг не назад, а вперед» (стр. 45). И этот человек обвинял Зиновьева в водолействе и в преувеличении демократии! Сплошное водолейство и «ляпанье», полное непонимание того, что формальный демократизм должен быть подчинен революционной целесообразности!

Ничуть не лучше у Троцкого. Он выступает с обвинением: «Ленин хочет во что бы то ни стало дискуссию по существу вопроса снять, сорвать» (стр. 65). Он заявляет: «Почему я в комиссию не входил, об этом я в ЦК сказал ясно: до тех пор, пока не будет разрешено мне, наравне со всеми другими товарищами, эти вопросы в полном объеме поставить в партийной печати, до тех пор не жду никакой пользы от келейного рассмотрения этих вопросов, а стало быть, и от работы в комиссии» (стр. 69).

Итог? Не прошло и месяца с тех пор, как Троцкий 25 декабря начал «широкую дискуссию», и едва ли найдется 1 из 100 ответственных партработников, который бы не чувствовал оскомины от этой дискуссии, не сознавал ее бесполезности (если не хуже). Ибо Троцкий отнял время у партии спором о словах, о плохих тезисах, обругавши «келейным» рассмотрением как раз деловое, хозяйственное рассмотрение в комиссии, которая ставила бы своей задачей изучение и проверку практического опыта для того, чтобы, учась из этого опыта, идти вперед в настоящей «производственной» работе, а не назад, от живого дела к мертвой схоластике всяких «производственных атмосфер».


Китай: Капитализм или социализм? Санат Жилкибаев
1957anti

Оригинал на сайте Коммунистического Движения имени "Антипартийной группы 1957 года"
Автор - Олег Куликов
Очередной раз просматривая блог Петра Балаева, создателя и лидера Коммунистического Движения имени "Антипартийной группы" 1957 года, наткнулся на интересное интервью Саната Жилкибаева, юриста, востоковеда и коммуниста, в котором он отвечает на вопрос: какой политический строй в Китае. Вокруг этого вопроса сломано много копий, и ломаются они в основном чтобы доказать, что в Китае строят капитализм.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПО ССЫЛКЕ


Политика и экономика
1957anti

Странно, что приходится ставить вновь столь элементарный, азбучный вопрос. К сожалению, Троцкий и Бухарин заставляют делать это. Они оба упрекают меня в том, что я «подменяю» вопрос, или что я подхожу «политически», а они подходят «хозяйственно». Бухарин даже вставил это в свои тезисы и пытался «подняться выше» обоих спорящих: я-де соединяю и то и другое.

Теоретическая неверность вопиющая. Политика есть концентрированное выражение экономики — повторил я в своей речи, ибо раньше уже слышал этот ни с чем не сообразный, в устах марксиста совсем недопустимый, упрек за мой «политический» подход. Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма.

Может быть, моя политическая оценка неверна? Скажите и докажите это. Но говорить (или хотя бы даже косвенно допускать мысль), что политический подход равноценен «хозяйственному», что можно брать «то и то», это значит забывать азбуку марксизма.

Другими словами. Политический подход, это значит: если подойти к профсоюзам неправильно, это погубит Советскую власть, диктатуру пролетариата. (Раскол партии с профсоюзами при условии, что партия неправа, наверняка свалил бы Советскую власть в такой крестьянской стране, как Россия.) Можно (и должно) проверять это соображение по существу, т. е. разбирать, вникать, решать, правилен или неправилен данный подход. Говорить же: я «ценю» политический ваш подход, «но» это только политический, нам же нужен «и хозяйственный», это все равно, что сказать: я «ценю» ваше соображение о том, что, делая такой-то шаг, вы ломаете себе шею, но взвесьте также и то, что быть сытым и одетым лучше, чем голодным и раздетым.

Бухарин теоретически скатился к эклектике, проповедуя соединение политического и хозяйственного подхода.

Троцкий и Бухарин изображают дело так, что вот-де мы заботимся о росте производства, а вы только о формальной демократии. Это изображение неверное, ибо вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи.

Конкретнее. Зиновьев говорит: «Вы делаете политическую ошибку, доводя до расколов в профсоюзах. О росте же производства я говорил и писал еще в январе 1920 г., приводя в пример постройку бани». Троцкий отвечает: «Эка штука, подумаешь (стр. 29), брошюру написать с примером о бане, а вот у вас «ни слова», «ни единого слова» (22 стр.) о том, что должны делать профсоюзы».

Неверно. Пример с баней стоит, извините за каламбур, десяти «производственных атмосфер» с придачей нескольких «производственных демократий». Пример с баней говорит ясно, просто, именно для массы, именно для «толщи», что должны делать профсоюзы, а «производственные атмосферы» и «демократии» есть сор, засоряющий глаза рабочих масс, затрудняющий их понимание.

Меня т. Троцкий тоже упрекал, что «Ленин не сказал ни слова» (стр. 66) о том, «какую роль играют и должны играть те рычаги, которые называются аппаратом профсоюзов».

Извините, тов. Троцкий: прочитав полностью тезисы Рудзутака и присоединившись к ним, я сказал об этом больше, полнее, вернее, проще, яснее, чем все ваши тезисы и весь ваш доклад или содоклад и заключительное слово. Ибо, повторяю, натурпремии и дисциплинарные товарищеские суды во сто раз больше значат для овладения хозяйством, для управления промышленностью, для повышения производственной роли профсоюзов, чем совершенно абстрактные (и потому пустые) слова о «производственной демократии», о «сращивании» и т. п.

Под предлогом выдвигания «производственной» точки зрения (Троцкий) или преодоления односторонности политического подхода и соединения этого подхода с хозяйственным (Бухарин), нам дали:

1) забвение марксизма, выразившееся в теоретически неверном, эклектическом определении отношения политики к экономике;

2) защиту или прикрытие той политической ошибки, которая выражена в политике перетряхивания, которая проникает собой насквозь всю брошюру-платформу Троцкого. А эта ошибка, если ее не сознать и не исправить, ведет к падению диктатуры пролетариата;

3) шаг назад в области вопросов чисто производственных, хозяйственных, вопросов о том, как увеличить производство; именно шаг назад от деловых тезисов Рудзутака, ставящих конкретные, практические, жизненные, живые задачи (развивайте производственную пропаганду, учитесь хорошенько распределять натурпремии и правильнее употреблять принуждение в виде товарищеских дисциплинарных судов), к абстрактным, отвлеченным, «опустошенным», теоретически неверным, по-интеллигентски формулированным общим тезисам, с забвением наиболее делового и практичного.

Вот каково, на самом деле, соотношение между Зиновьевым и мной, с одной стороны, Троцким и Бухариным, с другой, по вопросу о политике и экономике.


Коммунизм и синдикализм
1957anti

Профкомиссия кончает свою работу и выпускает платформу (брошюра под заглавием: «Проект постановления X съезда РКП по вопросу о роли и задачах профсоюзов» от 14 января, подписанную 9 цекистами: Зиновьевым, Сталиным, Томским, Рудзутаком, Калининым, Каменевым, Петровским, Артемом, Лениным и членом профкомиссии Лозовским; тт. Шляпников и Лутовинов «сбежали», видимо, в «рабочую оппозицию»). В «Правде» она напечатана, с присоединением подписей Шмидта, Цыперовича и Милютина, 18 января.

В «Правде» от 16 января появляются платформы: бухаринская (подпись: «По поручению группы товарищей Бухарин, Ларин, Преображенский, Серебряков, Сокольников, Яковлева») и сапроновская (подпись: «Группа товарищей, стоящих на платформе демократического централизма», Бубнов, Богуславский, Каменский, Максимовский, Осинский, Рафаил, Сапронов). На расширенном собрании МК 17 января выступают представители и этих платформ и «игнатовцы» (тезисы напечатаны в «Правде» от 19 января, за подписью: Игнатов, Орехов, Корзинов, Куранова, Буровцев, Маслов)*.

Мы видим здесь, с одной стороны, рост сплочения (ибо платформа 9 цекистов вполне согласна с решением V Всероссийской конференции профсоюзов); с другой, разброд и распад. При этом верхом распада идейного являются тезисы Бухарина и К0. Здесь осуществлен «поворот» из тех, про которые марксисты в давние времена острили: «поворот не столько исторический, сколько истерический». В тезисе 17 читаем: «... в настоящее время необходимо сделать эти кандидатуры обязательными» (именно: кандидатуры профсоюзов в соответствующие «главки и центры»).

Это — полный разрыв с коммунизмом и переход на позицию синдикализма. Это, по сути дела, повторение шляпниковского лозунга «осоюзить государство»; это — передача аппарата ВСНХ, по частям, в руки соответственных профсоюзов. Сказать: «я выставляю обязательные кандидатуры» и сказать: «я назначаю» — одно и то же.

Коммунизм говорит: авангард пролетариата, коммунистическая партия, руководит беспартийной массой рабочих, просвещая, подготовляя, обучая, воспитывая эту массу («школа» коммунизма), сначала рабочих, а затем и крестьян, для того, чтобы она могла прийти и пришла бы к сосредоточению в своих руках управления всем народным хозяйством.

Синдикализм передает массе беспартийных рабочих, разбитых по производствам, управление отраслями промышленности («главки и центры»), уничтожая тем самым необходимость в партии, не ведя длительной работы ни по воспитанию масс, ни по сосредоточению на деле управления в их руках всем народным хозяйством.

Программа РКП говорит: «...Профсоюзы должны прийти» (значит, не пришли и даже еще не приходят) «к фактическому сосредоточению в своих руках» (в своих, т. е. в руках профсоюзов, т. е. в руках масс, объединенных поголовно; всякий видит, как далеки еще мы даже от первого приближения к такому фактическому сосредоточению)... сосредоточению чего? «всего управления всем народным хозяйством как единым хозяйственным целым» (значит, не отраслями промышленности и не промышленностью, а промышленностью плюс земледелие и т. д. Близки ли мы к тому, чтобы фактически сосредоточить в руках профсоюзов управление земледелием?). И следующие фразы программы РКП говорят о «связи» между «центральным государственным управлением» и «широкими массами трудящихся», об «участии профсоюзов в ведении хозяйства».

Если профсоюзы, т. е. на 9/10 беспартийные рабочие, назначают («обязательные кандидатуры») управление промышленностью, тогда к чему партия? И логически, и теоретически, и практически то, до чего договорился Бухарин, означает раскол партии, вернее: разрыв синдикалистов с партией.

До сих пор «главным» в борьбе был Троцкий. Теперь Бухарин далеко «обогнал» и совершенно «затмил» его, создал совершенно новое соотношение в борьбе, ибо договорился до ошибки, во сто раз более крупной, чем все ошибки Троцкого, взятые вместе.

Как мог Бухарин договориться до этого разрыва с коммунизмом? Мы знаем всю мягкость тов. Бухарина, одно из свойств, за которое его так любят и не могут не любить. Мы знаем, что его не раз звали в шутку: «мягкий воск». Оказывается, на этом «мягком воске» может писать что угодно любой «беспринципный» человек, любой «демагог». Эти, взятые в кавычки, резкие выражения употребил и имел право употребить тов. Каменев на дискуссии 17-го января. Но ни Каменеву, ни кому другому не придет, конечно, в голову объяснять происшедшее беспринципной демагогией, сводить все к ней.

Напротив. Есть объективная логика фракционной борьбы, которая даже лучших людей, если они настаивают на занятой ими неправильной позиции, неизбежно приводит к положению, ничем фактически не отличающемуся от беспринципной демагогии. Этому учит вся история фракционных войн (пример: объединение «впередовцев» и меньшевиков против большевиков). Именно поэтому надо изучать не только абстрактную сущность разногласий, но и конкретное развертывание и видоизменение их в развитии разных этапов борьбы. Дискуссия 17 января выразила итог этого развития. Нельзя уже защищать ни «перетряхивания», ни «новых производственных задач» (ибо все дельное и деловое вошло в тезисы Рудзутака). Остается либо найти в себе, употребляя выражение Лассаля, «физическую силу ума» (и характера), чтобы признать ошибку, исправить ее и перевернуть данную страничку истории РКП, либо... либо хвататься за оставшихся союзников, каковы бы они ни были, «не замечая» никаких принципов. Остались сторонники «демократии» до бесчувствия. И Бухарин скатывается к ним, скатывается к синдикализму.