Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Верхний пост. Краткая информация о нас

Вы оказались на странице сообщества коммунистического движения имени «Антипартийной группы 1957 года». Если это ваш первый визит сюда, то настоятельно рекомендуем ознакомиться с текстом ниже.

Движение названо в честь последних соратников И. В. Сталина, предпринявших 18 июня 1957 года попытку преодоления контрреволюционного переворота и возврата СССР на путь построения коммунистического общества. Конечной целью Движения является создание коммунистической партии, основанной на верном понимании идей Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Но без длительной разъяснительной работы, без достаточно большого количества единомышленников ни о какой партии речи идти не может. Поэтому на данном этапе основными задачами, которыми занимается Движение, являются агитация и пропаганда.


Collapse )

В любом случае, мы рады видеть вас на страницах ресурсов Движения, даже если наши взгляды не совпадают.

Империализм в России, банки и предприятия

Продолжим нашу экскурсию по миру империалистических корпораций. Говорят, что эти любопытные зверьки  успели измениться, интересное предположение, но мы это проверим и сверим со старыми записями древних натуралистов.

Что подвигло государство отказаться от покупки товаров и услуг с биржи? Там же действует знаменитая рука рынка, цены всегда средние, все должно регулироваться законом спроса и предложения? Но у нас давно вместо бирж ввели пресловутые тендеры, которые могут рассматриваться месяцами? В чем дело?

Закон "О товарных биржах и биржевой торговле" признан утратившим силу

Базовый закон "Об организованных торгах" направлен на регулирование отношений, возникающих на организованных торгах на товарном и (или) финансовом рынках, установление требований к организаторам и участникам таких торгов, определение основ государственного регулирования деятельности по проведению организованных торгов и контроля за ее осуществлением.

https://ria.ru/20100810/263798193.html

Ответ дают нам старые наблюдения развития капитализма в империализм.

Смена старого капитализма, с господством свободной конкуренции, новым капитализмом, с господством монополии, выражается, между прочим, в падении значения биржи. «Биржа давно перестала быть, — пишет журнал «Банк», — необходимым посредником обращения, каким она была раньше, когда банки не могли ещё размещать большей части выпускаемых фондовых ценностей среди своих клиентов» **.

««Всякий банк есть биржа» — это современное изречение заключает в себе тем больше правды, чем крупнее банк, чем больше успехов делает концентрация в банковом деле» ***. «Если прежде, в 70-х годах, биржа, с её юношескими эксцессами» («тонкий» намёк на биржевой крах 1873 г. 20, на грюндерские скандалы 21 и пр.), «открывала эпоху индустриализации Германии, то в настоящее время банки и промышленность могут «справляться самостоятельно». Господство наших крупных банков над биржей… есть не что иное, как выражение полностью организованного немецкого промышленного государства. Если таким образом суживается область действия автоматически функционирующих экономических законов и чрезвычайно расширяется область сознательного регулирования через банки, то в связи с этим гигантски возрастает и народнохозяйственная ответственность немногих руководящих лиц», — так пишет немецкий профессор Шульце-Геверниц *, апологет немецкого империализма, авторитет для империалистов всех стран, старающийся затушевать «мелочь», именно, что это «сознательное регулирование» через банки состоит в обирании публики горсткою «полностью организованных» монополистов. Задача буржуазного профессора состоит не в раскрытии всей механики, не в разоблачении всех проделок банковых монополистов, а в прикрашивании их.

Точно так же и Риссер, ещё более авторитетный экономист и банковый «деятель», отделывается ничего не говорящими фразами по поводу фактов, отрицать которые невозможно: «биржа всё более теряет безусловно необходимое для всего хозяйства и для обращения ценных бумаг свойство быть не только самым точным измерительным инструментом, но и почти автоматически действующим регулятором экономических движений, стекающихся к ней» **.

Другими словами: старый капитализм, капитализм свободной конкуренции с безусловно необходимым для него регулятором, биржей, отходит в прошлое. Ему на смену пришёл новый капитализм, носящий на себе явные черты чего-то переходного, какой-то смеси свободной конкуренции с монополией. Естественно напрашивается вопрос, к чему «переходит» этот новейший капитализм, но поставить этот вопрос буржуазные учёные боятся.

«Империализм, как высшая стадия капитализма». Ленин

Введение тендеров это вынужденный шаг перехода России в империализм, теперь нет возможности отслеживать цены через биржи, ибо крупные компании легко там нарисуют нужные цены. А что месту брокера пропадать, ну раз оно там уже куплено? Мелкие фирмы такого баловства, как купить место на бирже для тендера, не могли себе финансово позволить. 

Ответ нашего правительства в условиях империализма - введение государственного регулирования. Ибо платить тройную цену, не всякое государство выдержит. Но госрегулирование идет в интересах не народа, а капиталистов из корпораций.

Помните что у нас некоторые стали утверждать, что 70% экономики косвенно принадлежит государству? Так вот это совершенно нормальный процесс при империализме.

«Тридцать лет тому назад свободно конкурирующие предприниматели выполняли 9/10 той экономической работы, которая не принадлежит к области физического труда «рабочих». В настоящее время чиновники выполняют 9/10 этой экономической умственной работы.

Банковое дело стоит во главе этого развития» *. Это признание Шульце-Геверница ещё и ещё раз упирается в вопрос о том, переходом к чему является новейший капитализм, капитализм в его империалистической стадии.

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Свободная конкуренция умирает и рынок начинает вроде бы подчиняться чиновникам государства, что позволяет некоторым думать, что если их убрать, то свободный рынок опять восстановится. Вынужден всех расстроить, этих чиновников начинают вводить и подчинять крупным капиталистам для работы в их интересах. Чиновников, которые работают в интересах народа, всячески унижают, сокращают и третируют, например как директора (теперь уже бывшего) московской школы № 113 Тубу Д.С.

Мало того, такой порядок вещей относительно чиновников очень выгоден империалистическим корпорациям, это экономно и нет риска репутационных потерь, неудобно ведь будет выглядеть, если Ротенберг будет собственной персоной собирать и контролировать налоги и сборы, замучаешься его по телевизору до бела отмывать. А так сидит вроде обычный чиновник на зарплате, который работает на государство и вроде даже на народ, но почему то большинство решений принимает в интересах империалистических корпораций, а от капиталистов ему шоколадки приходят, мелочь а приятно.  Хотя, если этих чиновников убрать, крупный капитал сразу поставит своих, например в Ост-Индийской компании до национализации убытков большинство чиновников, выполнявших государственные функции, было частным.

Заметили, что теперь почти все банки уже знаем на зубок? “Сбербанк”, “ВТБ”, “Газпромбанк” и т.д. Это нормальный империалистический процесс, банки укрупняются, поглощая мелочь.

Между немногими банками, которые в силу процесса концентрации остаются во главе всего капиталистического хозяйства, естественно всё больше намечается и усиливается стремление к монополистическому соглашению, к тресту банков. В Америке не девять, а два крупнейших банка, миллиардеров Рокфеллера и Моргана 22, господствуют над капиталом в 11 миллиардов марок **. В Германии отмеченное нами выше поглощение «Шафгаузенского союзного банка» «Учётным обществом» вызвало следующую оценку со стороны газеты биржевых интересов, «Франкфуртской Газеты» 23:

«С ростом концентрации банков суживается тот круг учреждений, к которому вообще можно обратиться за кредитом, в силу чего увеличивается зависимость крупной промышленности от немногих банковых групп. При тесной связи между промышленностью и миром финансистов, свобода движения промышленных обществ, нуждающихся в банковом капитале, оказывается стеснённою. Поэтому крупная промышленность смотрит на усиливающееся трестирование (объединение или превращение в тресты) банков со смешанными чувствами; в самом деле, уже неоднократно приходилось наблюдать зачатки известных соглашений между отдельными концернами крупных банков, соглашений, сводящихся к ограничению конкуренции» ***

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Некоторые подумают ну хрен с этим, пускай работают.

 

Но проблема в том что банкиры начинают знать уязвимости предприятий, когда у них на счету мало денег, чтобы толкнуть их в пропасть - потребовать немедленной уплаты по счетам, с отказом в кредите. После чего они скупают разорившиеся предприятия, что сейчас происходит повсеместно. Ничего личного - просто бизнес.

Опять и опять последнее слово в развитии банкового дела — монополия.

Что касается до тесной связи между банками и промышленностью, то именно в этой области едва ли не нагляднее всего сказывается новая роль банков. Если банк учитывает векселя данного предпринимателя,открывает для него текущий счёт и т. п., то эти операции, взятые в отдельности, ни на йоту не уменьшают самостоятельности этого предпринимателя, и банк не выходит из скромной роли посредника. Но если эти операции учащаются и упрочиваются, если банк «собирает» в свои руки громадных размеров капиталы, если ведение текущих счётов данного предприятия позволяет банку — а это так и бывает — всё детальнее и полнее узнавать экономическое положение его клиента, то в результате получается всё более полная зависимость промышленного капиталиста от банка.

Вместе с этим развивается, так сказать, личная уния банков с крупнейшими предприятиями промышленности и торговли, слияние тех и других посредством владения акциями, посредством вступления директоров банков в члены наблюдательных советов (или правлений) торгово-промышленных предприятий и обратно. Немецкий экономист Ейдэльс собрал подробнейшие данные об этом виде концентрации капиталов и предприятий. Шесть крупнейших берлинских банков были представлены через своих директоров в 344 промышленных обществах и через своих членов правления ещё в 407, итого в 751 обществе. В 289 обществах они имели либо по два члена наблюдательных советов либо места их председателей. Среди этих торгово-промышленных обществ мы встречаем самые разнообразные отрасли промышленности, и страховое дело, и пути сообщения, и рестораны, и театры, и художественную промышленность и пр. С другой стороны, в наблюдательных советах тех же шести банков был (в 1910 г.) 51 крупнейший промышленник, в том числе директор фирмы Крупп, гигантского пароходного общества «Hapag» (Hamburg — Amerika) и т. д. и т. п. Каждый из шести банков с 1895 по 1910 год участвовал в выпуске акций и облигаций для многих сотен промышленных обществ, именно: от 281 до 419 *.

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин 

Мало того часто наблюдается, когда бывший чиновник защищает интересы иностранных частных инвесторов.

Греф, Герман Оскарович

1998 год — член коллегии Министерства государственного имущества Российской Федерации. Первый заместитель Министра государственного имущества Российской Федерации.

С ноября 2007 года по настоящее время Греф — Президент, Председатель Правления Сбербанка России. Прежний глава банка Андрей Казьмин был переведён на работу в Почту России, что вызвало недовольство ведущих менеджеров банка, проголосовавших против Грефа[17][18]. В мае 2019 года акционеры ПАО «Сбербанк» переизбрали Грефа на четвёртый срок. Он будет занимать пост президента и председателя правления банка до 2023 года.[19]

С 2013 года Герман Греф является членом международного совета американского банка J. P. Morgan Chase, сменив на этом посту гендиректора госкорпорации «Роснано» Анатолия Чубайса.

Доля Центрального банка России в уставном капитале ПАО Сбербанк составляет 50 % плюс одна голосующая акция, в голосующих акциях — 52,32 %[32]. Остальными акционерами «Сбербанка» являются более 8273 юридических и физических лиц. Доля физических лиц в уставном капитале банка составляет около 2,84 %, а доля иностранных инвесторов — более 45 %

Здесь тоже ничего необычного, это давно наблюдается и в Америке, где чиновники из государства идут в частный бизнес и даже становится непонятно, где начинаются интересы империалистической корпорации, и где кончаются интересы государства.

Про то же явление рассказывают древние натуралисты.

«Личная уния» банков с промышленностью дополняется «личной унией» тех и других обществ

с правительством. «Места членов наблюдательных советов, — пишет Ейдэльс, — добровольно предоставляют лицам с громкими именами, а также бывшим чиновникам по государственной службе, которые могут доставить не мало облегчений (!!) при сношениях с властями»… «В наблюдательном совете крупного банка встречаешь обыкновенно члена парламента или члена берлинской городской Думы».

Выработка и разработка, так сказать, крупнокапиталистических монополий идёт, следовательно, на всех парах всеми «естественными» и «сверхъестественными» путями. Складывается систематически известное разделение труда между несколькими сотнями финансовых королей современного капиталистического общества:

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

То же самое широкое использование империалистическими корпорациями чиновников для решения своих задач. Чиновники проталкивают интересы корпораций, а потом еще и контролируют их дела - двойная выгода: на подкуп меньше денег и прикормлен специалист высокого уровня.

Вывод

В связи с ростом размером империалистических корпораций, ориентироваться на биржи становится опасно, они становятся слишком зависимы от хотелок крупных игроков.

Банки укрупняются, но чем больше их размер, чем легче им захватить и подчинить  промышленность с помощью финансовых манипуляций.

Чиновники сращиваются с империалистическими корпорациями в открытую и получают возможность работать против государства, резко усиливая свою власть на государственной должности, опираясь на корпорацию. Оплачивает их банкет в итоге народ.

Подать заявку на вступление в Движение

Империализм в России, банки и предприятия

Классовое государство

«Охранение экономически слабейшего от экономически сильного составляет первую естественную задачу государственного вмешательства», продолжает там же тот же г. Южаков, и ему вторит в тех же выражениях хроникер внутренней жизни во 2 № «Р. Б—ва».

И чтобы не оставить никакого сомнения в том, что он понимает эту филантропическую бессмыслицу* так же, как и его достойные сотоварищи, западноевропейские либеральные и радикальные идеологи мещанства, он добавляет вслед за вышесказанным:

«Гладстоновские ландбилли, бисмарковское страхование рабочих, фабричная инспекция, идея нашего крестьянского банка, организация переселений, меры против кулачества, все это — попытки применения именно этого принципа государственного вмешательства с целью защиты экономически слабейшего».

Это уже тем хорошо, что откровенно. Автор прямо говорит здесь, что точно так же хочет стоять на почве данных общественных отношений, как и гг. Гладстоны и Бисмарки, — точно так же хочет чинить и штопать современное общество (буржуазное — чего он не понимает, как не понимают этого и западноевропейские сторонники Гладстонов и Бисмарков), а не бороться против него. В полнейшей гармонии с этим основным их теоретическим воззрением стоит и то обстоятельство, что они орудие реформ видят в органе, выросшем на почве этого современного общества и охраняющем интересы господствующих в нем классов, — в государстве. Они прямо считают его всемогущим и стоящим над всякими классами, ожидая от него не только «поддержки» трудящегося, но и создания настоящих, правильных порядков (как мы слышали от г. Кривенко). Понятно, впрочем, что от них, как чистейших идеологов мещанства, и ждать нельзя ничего иного. Это ведь одна из основных и характерных черт мещанства, которая, между прочим, и делает его классом реакционным, — что мелкий производитель, разобщенный и изолированный самими условиями производства, привязанный к определенному месту и к определенному эксплуататору, не в состоянии понять классового характера той эксплуатации и того угнетения, от которых он страдает иногда не меньше пролетария, не в состоянии понять, что и государство в буржуазном обществе не может не быть классовым государством**.

_____

* Потому бессмыслицу — что сила «экономически сильного» в том, между прочим, и состоит, что он держит в своих руках политическую власть. Без нее он не мог бы удержать своего экономического господства.

** Потому и «друзья народа» являются злейшими реакционерами, когда говорят, что естественная задача государства — охранять экономически слабого (так должно быть дело по их пошлой старушечьей морали), тогда как вся русская история и внутренняя политика свидетельствуют о том, что задача нашего государства — охранять только помещиков-крепостников и крупную буржуазию и самым зверским способом расправляться со всякой попыткой «экономически слабых» постоять за себя. И это, конечно, его естественная задача, потому что абсолютизм и бюрократия насквозь пропитаны крепостнически-буржуазным духом и потому, что в экономической области буржуазия царят и правит безраздельно, держа рабочего «тише воды, ниже травы».

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск III. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 240-241.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Классовое государство

Две деревни

«Когда несколько лет тому назад, — повествует г. Кривенко, — некоторые газеты рассматривали, какие профессии и какого рода интеллигентные люди нужны деревне, то перечень выходил очень большим и разнообразным и охватывал почти всю жизнь: за докторами и женщинами-врачами шли фельдшера, за ними адвокаты, за адвокатами учителя, устроители библиотек и книжной торговли, агрономы, лесоводы и вообще люди, занимающиеся сельским хозяйством, техники самых разнообразных специальностей (область очень обширная и еще почти не тронутая), устроители и руководители кредитных учреждений, товарных складов и т. д.».

Остановимся хотя бы на тех «интеллигентах» (??), деятельность которых прямо относится к экономической области, на этих лесоводах, агрономах, техниках и т. д. Как в самом деле нужны эти люди деревне! Но только КАКОЙ деревне? — разумеется, деревне землевладельцев, деревне хозяйственных мужичков, имеющих «сбережения» и могущих платить за услуги всем этим ремесленникам, которых г. Кривенко изволит величать «интеллигентами». Эта деревня и в самом деле давно жаждет и техников, и кредита, и товарных складов — об этом свидетельствует вся экономическая литература. Но есть и другая деревня, гораздо более многочисленная, о которой не мешало бы почаще вспоминать «друзьям народа», — деревня разоренного и оголенного, обобранного до нитки крестьянства, не имеющего не только «сбережений» для оплаты труда «интеллигентов», но даже и хлеба в таком количестве, чтобы не умереть с голоду. И этой деревне хотите помочь вы товарными складами!! Что они туда положат, наши однолошадные и безлошадные крестьяне, в эти товарные склады? Свою одежду? — они уже заложили ее в 1891 г. сельским и городским кулакам, устраивавшим тогда, во исполнение вашего гуманно-либерального рецепта, настоящие «товарные склады» в своих домах, кабаках и лавках. Остаются еще разве только рабочие «руки». Но для этого товара даже российские чиновники не выдумали до сих пор еще «товарных складов»...

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск III. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 234-235.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Две деревни

Под шумок коронавируса

И, наконец, предлагаю ещё две меры. О них скажу отдельно.

Первое. Все выплаты доходов (в виде процентов и дивидендов), уходящие из России за рубеж, в офшорные юрисдикции, должны облагаться адекватным налогом…

Второе. Во многих странах мира процентные доходы физических лиц от вкладов в банках и инвестиций в ценные бумаги облагаются подоходным налогом. У нас такой доход налогом не облагается.

Предлагаю для граждан, чей общий объём банковских вкладов или инвестиций в долговые ценные бумаги превышает 1 миллион рублей, установить налог на процентный доход в размере 13 процентов. То есть, повторю, не сам вклад, а только проценты, получаемые с таких вложений, будут облагаться налогом на доходы физических лиц…

Предложенные решения – непростые. Но прошу относиться к ним с пониманием. И добавлю, все дополнительные поступления в бюджет, которые будут получены в результате реализации двух обозначенных мер, предлагаю целевым образом направлять на финансирование мер поддержки семей с детьми, на помощь людям, столкнувшимся с безработицей или оказавшимся на больничном.

Обращение к гражданам России: http://kremlin.ru/events/president/news/63061

 

А.Татулова: Важна скорость и риторика, которая звучит по отношению к нам. Не надо обещать: будете сокращать людей – пришлём прокуратуру. Вы знаете, мне всё равно. Я вот это сделаю – ко мне уголовная ответственность, вот это сделаю – уголовная ответственность. Садись, я банкрот.

В.Путин: Послушайте, будете сокращать – прокуратуру никто не пришлёт. Просто я думаю, что для людей, таких как Вы, я чувствую, Вы переживаете за свою работу, за своё дело, или вот здесь женщина, слева от меня сидит, говорит: людей неохота увольнять, совесть не позволяет. Но кроме совести есть ещё экономические соображения

Запись встречи с представителями предпринимательского сообщества: http://kremlin.ru/events/president/news/63069

 

С приходом на правительство Мишустина будет левый поворот. Такой левый, что мало не покажется.

Наши «левые» давно просят прогрессивного налога, чтоб богатые платили больше. Вот пришедший на правительство налоговик Мишустин и проведет налоговую реформу. А зачем еще во главе правительства понадобился налоговик?

А судя по тому, как у правительства начали чесаться руки на НДФЛ, новая налоговая реформа будет означать изменения в налогообложении физических лиц. А так как с бедных уже и так взять нечего, будут повышены налоги для богатых.

Не-не-не, только не рассчитывайте, что налоговики придут за деньгами к Ротенбергу или Вексельбергу. Щас! Без них у нас богатых хватает. Понабирали себе в кредит машин и квартир в ипотеку и жируете, сволочи - средний класс, а пенсионерам пенсии и матерям капитал нечем платить!

Кстати, у вас квартира в ипотеку? Доходов на ее оплату хватает? Бу-га-га! Скоро вас, весьма вероятно, ждут веселые времена.

П. Балаев. «Левый поворот». Последствия отставки правительства Медведева и назначения Мишустина: https://1957anti.ru/publications/item/1619-levyj-povorot-posledstviya-otstavki-pravitelstva-medvedeva-i-naznacheniya-mishustina

В связи с последними событиями число экспертов-вирусологов в России выросло в десятки раз. Поскольку у нас в Движении-57 таковых не оказалось, то оценивать степень опасности эпидемии и соразмерность принимаемых мер мы не будем. Поговорим пока о том, что происходит под шумок всеобщей паники.

Наше Движение уже давно предупреждало, что экономический прессинг на граждан России будет стремительно возрастать. Ждать пришлось недолго. Для того, чтобы эффективнее бороться с коронавирусом оказывать социальную поддержку, вводится налог на проценты по депозитам. «Левый поворот», практически. Ага, Сечин и Ротенберг у нас держат свои сбережения на рублевых депозитах в российских банках. Понятно, что мало-мальски уважающий себя буржуазный патриот держит свои деньги за границей. А в рублях хранит деньги «средний класс» (ну это те, кто получает в месяц больше 17 тыс. рублей, гарант не даст соврать), пытаясь сберечь накопления от инфляции. Вот их и будут стричь. Тех, кто останется «средним классом» после массовых увольнений, которые президент уже соблаговолил одобрить.

Но ведь ожидается еще налог на вывод капиталов за рубеж. Вот где прижмут олигархов! Против налога на вывод средств за рубеж самого по себе мы, ясное дело, ничего против не имеем. Однако такой запоздало пробудившийся патриотизм буржуазии тоже ни о чем хорошем не свидетельствует. Сейчас уже во всем мире бушует жесточайший экономический кризис, прикрываемый «борьбой с коронавирусом». В таких условиях противоречия между буржуазными государствами будут обостряться все более и более, все империалистические страны будут отгораживать себя и свои зоны влияния новыми экономическими барьерами. Кстати, эти процессы постепенно идут уже несколько лет без всяких коронавирусов. А наиболее вероятным выходом из экономического тупика, как мы помним по 30-ым годам прошлого века, является империалистическая война.

Взять хотя бы последние новости, которые опять пройдут незамеченными за введением Собяниным запретов на выход из дома в Москве и аусвайсов на свободное перемещение по городу.

«Государственная компания» Роснефть продала российскому государству все свои активы (или пассивы) в Венесуэле за пакет акций стоимостью в 300 млрд. рублей.

Мы продали наш венесуэльский бизнес правительству Российской Федерации. Компания «Роснефть», как международная публичная компания, должна защищать интересы своих акционеров. И теперь мы вправе ожидать от американского регулятора выполнения публично взятых на себя обещаний

«РБК»: https://www.rbc.ru/business/28/03/2020/5e7f8bf29a79476cec3d262e

Ну пусть ждут. А все убытки, как водится, повешены на государственный счет. И ослаблять давление на российских империалистов американские империалисты не собираются.

Еще один волнующий общественность вопрос. А не подпадает ли все происходящее под ленинское определение революционной ситуации? Подпадает. Но любители цитировать классический тезис про верхи и низы обычно не заканчивают цитату:

...не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят». 

В.И. Ленин «Крах II Интернационала»

Поскольку революционный класс у нас разобщен и неорганизован, а т.н. «левое движение», которое должно бы его организовать, поражено злокачественным оппортунизмом – настоящий кризис никак не повлияет на диктатуру буржуазии в России. Как, собственно, и все предыдущие.

Подать заявку на вступление в Движение

 

Под шумок коронавируса

Империализм в России, занижение прибыли, утечка, риски и кризисы

Как известно, империализм — это банальный монополистический капитализм, где произошло подчинение государства интересам монополий, что повсеместно везде в России мы наблюдаем. Некоторые предполагают, что за текущее столетие эти любопытные зверьки эволюционировали и уже изменили свои повадки. Рассмотрим поведение этих зверьков в современном обществе и сравним их с наблюдением древних натуралистов, появились ли различия в их поведение за текущие 100 лет.

Например, они все время занижают прибыль.

Госкомпаниям запретят учитывать так называемые неденежные убытки при расчетах прибыли, а затем и суммы дивидендов, рассказали «Известиям» высокопоставленный чиновник в правительстве и собеседник, близкий к Минфину. Речь идет о таких расходах, как, например, обесценение активов или изменение курсовых разниц. Бюджет ежегодно теряет более 100 млрд рублей дивидендов из-за занижения чистой прибыли на величину «бумажных» затрат, уверяют источники. В пресс-службе Минфина актуальность проблемы признали, но от подробностей воздержались.

Минфин обяжет госкомпании очищать свою прибыль от неденежных убытков при расчетах сумм дивидендов.

…...

— Госкомпании периодически совершают чудеса учета, «роняют» прибыль через некассовые корректировки и в результате перечисляют минимум дивидендов. Можно написать на бумаге что угодно, но фактический финансовый результат от этого не поменяется, — объяснил проблему источник «Известий».

По словам собеседников, в 2018 году бюджет лишился примерно 100 млрд рублей дивидендов из-за того, что госкомпании включили некассовые расходы в расчеты чистой прибыли.

— Действительно, наблюдаются случаи, когда госкомпании не корректируют базу для расчета дивидендов на сумму некассовых расходов. Данный вопрос требует рассмотрения, — заявили «Известиям» в пресс-службе Минфина.

В 2018 году максимальное расхождение между фактическим и теоретическим результатом зафиксировано у «Газпрома»: официальная прибыль монополии — 1,5 трлн рублей, очищенная могла бы составить 1,7 трлн. Второе место у РЖД. Госкомпания показала 35 млрд рублей прибыли, а без некассовых расходов и доходов организация могла бы закончить год с 204 млрд рублей. На третьем — «РусГидро»: 32 против 75 млрд рублей.

https://raexpert.ru/researches/publications/iz_feb7_2020

Отмечается, что ведомство намерено на законодательном уровне запретить учитывать практически любые некассовые и разовые расходы, поскольку госкомпании не корректируют базу для расчета дивидендов.

...

«Госкомпании периодически совершают чудеса учета, «роняют» прибыль через некассовые корректировки и в результате перечисляют минимум дивидендов»

https://regnum.ru/news/economy/2851891.html

Но сверхэффективные менеджеры –«гении» умеет класть себе в карман прибыли помимо дивидендов все так же, несмотря на эволюцию информационных и контролирующих средств. Но зачем? Это есть устранение лишней конкуренции от чужого капитала. Они даже используют СМИ для лжеинформирования общества. Всё, что нужно для формирования и направления финансовых потоков общества в нужную сторону.

Думаете, это что-то новое под луной? Нет, это естественное поведение империалистических корпораций при капитализме. Что нам скажут древние наблюдения?

Но было бы ошибкой думать, что монополии не возникают и в других отраслях промышленности, где захват источников сырья невозможен. В цементной промышленности сырой материал имеется всюду. Но и эта промышленность сильно картелирована в Германии. Заводы объединились в порайонные синдикаты: южногерманский, рейнсковестфальский и т. д. Цены установлены монопольные: 230–280 марок за вагон при себестоимости в 180 марок! Предприятия дают 12–16% дивиденда, причём не надо забывать, что «гении» современной спекуляции умеют направлять в свои карманы большие суммы прибылей помимо того, что́ распределяется как дивиденд. Чтобы устранить конкуренцию из столь прибыльной промышленности, монополисты пускаются даже на уловки: распространяются ложные слухи о плохом положении промышленности, печатаются анонимные объявления в газетах: «капиталисты! остерегайтесь вкладывать капиталы в цементное дело»; наконец, скупают заведения «посторонних» (т. е. не участвующих в синдикатах), платят им «отступного» 60–80–150 тысяч марок **. Монополия пролагает себе дорогу всюду и всяческими способами, начиная от «скромного» платежа отступного и кончая американским «применением» динамита к конкуренту.

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Заметили, что доля государства и монополизм в нашей экономике растет, а цены на бензин, становятся все более и более хаотичными и непредсказуемые, несмотря на давление государства и падение цены на нефть на внешнем рынке?

Хм… так и должно быть! Привилегии от государства им не изменили их природу.

Устранение кризисов картелями есть сказка буржуазных экономистов, прикрашивающих капитализм во что бы то ни стало. Напротив, монополия, создающаяся в некоторых отраслях промышленности, усиливает и обостряет хаотичность, свойственную всему капиталистическому производству в целом. Несоответствие в развитии земледелия и промышленности, характерное для капитализма вообще, становится ещё больше. Привилегированное положение, в котором оказывается наиболее картелированная так называемая тяжёлая индустрия, особенно уголь и железо, приводит в остальных отраслях промышленности «к ещё более острому отсутствию планомерности», как признаётся Ейдэльс, автор одной из лучших работ об «отношении немецких крупных банков к промышленности» *.

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Но почему наши монополистические корпорации, развив свои производственные и организационные силы, лезут в Сирию, Турцию, Ливию за какими-то копеечными сомнительными прибылями, строят рискованные северные и южные потоки? Это опять симптомы перезревшего капитализма.

И то же самое нам рассказывают древние натуралисты.

«Чем развитее народное хозяйство, — пишет Лифман, беспардонный защитник капитализма, — тем больше обращается оно к более рискованным или к заграничным предприятиям, к таким, которые требуют продолжительного времени для своего развития, или, наконец, к таким, которые имеют только местное значение» **. Увеличение рискованности связано, в конце концов, с гигантским увеличением капитала, который, так сказать, льётся через край, течёт за границу и т. д. А вместе с тем усиленно быстрый рост техники несёт с собой всё больше элементов несоответствия между различными сторонами народного хозяйства, хаотичности, кризисов. «Вероятно, — вынужден признать тот же Лифман, — человечеству предстоят в недалёком будущем снова крупные перевороты в области техники, которые проявят своё действие и на народнохозяйственную организацию»… электричество, воздухоплавание… «Обыкновенно и по общему правилу в такие временакоренных экономических изменений развивается сильная спекуляция…»

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Видите, наш капитализм просто перезрел, накопил много денег и полился за границу, начав сильно рисковать. Это природа империализма.

А как современный кризис повлияет на наши монополии?

А кризисы — всякого рода, экономические чаще всего, но не одни только экономические — в свою очередь в громадных размерах усиливают тенденцию к концентрации и к монополии. Вот чрезвычайно поучительное рассуждение Ейдэльса о значении кризиса 1900 года, кризиса, сыгравшего, как мы знаем, роль поворотного пункта в истории новейших монополий:

«Кризис 1900 года застал наряду с гигантскими предприятиями в главных отраслях промышленности ещё много предприятий с организацией, по теперешним понятиям, устарелою, «чистые» предприятия» (т. е. не комбинированные), «поднявшиеся вверх на гребне волны промышленного подъёма. Падение цен, понижение спроса привели эти «чистые» предприятия в такое бедственное положение, которое либо вовсе не коснулось комбинированных гигантских предприятий, либо затронуло их на совсем короткое время. Вследствие этого кризис 1900 года в несравненно большей степени привёл к промышленной концентрации, чем кризис 1873 года: этот последний создал тоже известный отбор лучших предприятий, но при тогдашнем уровне техники этот отбор не мог привести к монополии предприятий, сумевших победоносно выйти из кризиса. Именно такой длительной монополией, и притом в высокой степени, обладают гигантские предприятия теперешней железоделательной и электрической промышленности благодаря их очень сложной технике, их далеко проведённой организации, мощи их капитала, а затем в меньшей степени и предприятия машиностроительной, известных отраслей металлургической промышленности, путей сообщения и пр.» **.

«Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин

Всё будет как обычно, мелкий и средний бизнес сдохнет. Всё захватят империалисты при прямой поддержке государства. А вы думали, на свои купят? Нет, зачем, если есть подчинённое им государство, это же бешеная экономия!

Вывод

У империалистических корпораций есть славная традиция искажать данные о прибылях для избежания выплат дивидендов. Которую управляющие кладут в себе в карман.

В условиях перезрелого капитализма империалистические корпорации повышают хаос на рынке, становятся неуправляемыми даже в руках государства и начинают впрягаться в разные авантюры, даже за рубежом, ради копеечных и негарантированных прибылей. Такое поведение лишь приближает кризис в государстве.

В случае кризиса империалистические корпорации остаются в плюсе, они уничтожают малый и средний бизнес, скупая его за счёт государства.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership
Империализм в России, занижение прибыли, утечка, риски и кризисы

Благонамеренные реформаторы

«Капиталистическое производство и капитализация промыслов вовсе не представляют таких ворот, через которые обрабатывающая промышленность может только уходить от народа. Разумеется, она может уйти, но может также и войти в народную жизнь и стать ближе к сельскому хозяйству и добывающей промышленности. Для этого возможно несколько комбинаций и этому могут служить как другие, так и эти же самые ворота».

У г. Кривенко есть некоторые очень хорошие качества, — сравнительно с г. Михайловским. Например, откровенность и прямолинейность. Где г. Михайловский исписал бы целые страницы гладкими и бойкими фразами, увиваясь около предмета и не касаясь его самого, там деловитый и практичный г. Кривенко рубит с плеча и без зазрения совести выкладывает перед читателем все абсурды своих воззрений целиком. Извольте видеть: «капитализм может войти в народную жизнь». То есть капитализм возможен без отделения трудящегося от средств производства! Право, это прелестно; мы теперь, по крайней мере, с полной ясностью представляем себе, чего хотят «друзья народа». Они хотят товарного хозяйства без капитализма, — капитализма без экспроприации и без эксплуатации, с одним только мещанством, мирно прозябающим под покровом гуманных помещиков и либеральных администраторов. И они с серьезным видом департаментского чиновника, намеревающегося облагодетельствовать Россию, принимаются сочинять комбинации такого устройства, когда бы и волки были сыты и овцы целы. Чтобы составить себе представление о характере этих комбинаций, мы должны обратиться к статье того же автора в № 12 («По поводу культурных одиночек»): «Артельная и государственная форма промышленности, — рассуждает г. Кривенко, вообразив, видимо, что его уже «призвали» «решать практические экономические проблемы», — вовсе не представляет собою всего, что в данном случае можно представить. Возможна, например, такая комбинация». И дальше повествуется, как в редакцию «Р. Богатства» пришел техник с проектом технической эксплуатации Донской области в форме акционерного предприятия с мелкими акциями (не более 100 руб.). Автору проекта было предложено видоизменить его таким, примерно, образом: «чтобы акции принадлежали не частным лицам, а сельским обществам, причем часть их населения, которая станет работать в предприятиях, получала бы обыкновенную заработную плату, а сельские общества гарантировали бы ей связь с землей».

Не правда ли, какая административная гениальность! С какой умилительной простотой и легкостью вводится капитализм в народную жизнь и устраняются его зловредные качества! Нужно только устроить так, чтобы через посредство общества сельские богатеи купили акции и получали доход от предприятия, на котором трудилась бы «часть населения», обеспеченная в связи с землей, — такой «связи», которая не дает возможности жить с этой земли (иначе кто бы пошел работать за «обыкновенную заработную плату»?), но достаточна, чтобы привязать человека к месту, поработить его именно местному капиталистическому предприятию и отнять возможность переменить одного хозяина на другого. Я говорю о хозяине, капиталисте — с полным правом, потому что тот, кто платит трудящемуся заработную плату, не может быть назван иначе.

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск III. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 222-224.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Благонамеренные реформаторы

Разложение деревни

Всякий, кто беспристрастно, научно взглянет на эту экономику, должен будет признать, что деревенская Россия представляет из себя систему мелких, раздробленных рынков (или маленьких отделений центрального рынка), заправляющих общественно-экономическою жизнью отдельных небольших районов.

И в каждом таком районе мы видим все те явления, которые свойственны вообще общественно-экономической организации, регулятором которой является рынок: мы видим разложение некогда равных, патриархальных непосредственных производителей на богатеев и бедноту, мы видим возникновение капитала, особенно торгового, который плетет свои сети над трудящимся, высасывая из него все соки. Когда вы сравниваете описания экономики крестьянства у наших радикалов с точными данными первоисточников о хозяйственной жизни деревни, вас поражает отсутствие в критикуемой системе воззрений места для той массы мелких торгашей, которые кишмя кишат на каждом таком рынке, всех этих шибаев, ивашей и как там прозвали их еще местные крестьяне, всей той массы мелких эксплуататоров, которые хозяйничают на рынках и беспощадно гнетут трудящегося. Их обыкновенно просто отодвигают — «это-де уже не крестьяне, а торгаши». — Да, вы совершенно правы: это — «уже не крестьяне». Но попробуйте выделить в особую группу всех этих «торгашей», т. е., говоря точным политико-экономическим языком, тех, кто ведет коммерческое хозяйство и кто хотя бы отчасти присваивает себе чужой труд, попробуйте выразить в точных данных экономическую силу этой группы и ее роль во всем хозяйстве района; попробуйте затем выделить в противоположную группу всех тех, кто тоже «уже не крестьянин», потому что несет на рынок свою рабочую силу, потому что работает не на себя, а на другого, — попробуйте выполнить эти элементарные требования беспристрастного и серьезного исследования, и вы увидите такую яркую картину буржуазного разложения, что от мифа о «народном строе» останется одно воспоминание. Эта масса мелких деревенских эксплуататоров представляет страшную силу, страшную особенно тем, что они давят на трудящегося враздробь, поодиночке, что они приковывают его к себе и отнимают всякую надежду на избавление, страшную тем, что эта эксплуатация при дикости деревни, порождаемой свойственными описываемой системе низкою производительностью труда и отсутствием сношений, представляет из себя не один грабеж труда, а еще и азиатское надругательство над личностью, которое постоянно встречается в деревне. Вот если вы станете сравнивать эту действительную деревню с нашим капитализмом, — вы поймете тогда, почему социал-демократы считают прогрессивной работу нашего капитализма, когда он стягивает эти мелкие раздробленные рынки в один всероссийский рынок, когда он создает на место бездны мелких благонамеренных живоглотов кучку крупных «столпов отечества», когда он обобществляет труд и повышает его производительность, когда он разрывает это подчинение трудящегося местным кровопийцам и создает подчинение крупному капиталу. Это подчинение является прогрессивным по сравнению с тем — несмотря на все ужасы угнетения труда, вымирания, одичания, калечения женских и детских организмов и т. д., — потому, что оно БУДИТ МЫСЛЬ РАБОЧЕГО, превращает глухое и неясное недовольство в сознательный протест, превращает раздробленный, мелкий, бессмысленный бунт в организованную классовую борьбу за освобождение всего трудящегося люда, борьбу, которая черпает свою силу из самых условий существования этого крупного капитализма и потому может безусловно рассчитывать на ВЕРНЫЙ УСПЕХ.

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск III. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 217-218.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Разложение деревни

Программа Движения в вопросах и ответах. Вопросы социализма

Китай сегодня – это…

А) Империалистическая держава с беспощадной эксплуатацией собственного пролетариата и неумеренными амбициями к внешней экспансии

Б) Многоукладная экономика, идеальный баланс капитализма и социализма. Китайские товарищи смогли примирить непримиримое. Нам бы так!

В) Социалистическое государство, находящееся на начальном этапе социалистического строительства

Далекий от политики человек на утверждение о социализме в Китае обязательно задаст вопрос – какой же это социализм? Без мобилизации масс и затягивания поясов, с иностранным капиталом, частной собственностью, миллионерами, наемным трудом, эксплуатацией трудящихся?

Такие вопросы – последствия активной деятельности наших «коммуниздов» по загаживанию мозгов населению. Они утверждают о господстве капитализма в Китае и при этом обходят стороной два самых главных вопроса. Эти два вопроса взаимосвязаны: в чьих руках находится власть и в чью пользу эта власть действует.

Те из вас, кто бывает за границей, скажите: из какой страны больше всего туристов катается во всякие Европы осматривать Акрополи и прочие Кельнские соборы? Еще десять лет назад китайцев в этой массе не было видно, а теперь их чуть ли не больше, чем туристов из всех остальных стран вместе взятых!

Еще десять лет назад в Китае почти не было высокоскоростных железных дорог. Теперь их протяженность превышает суммарную протяженность таких дорог в Европе и Японии, и китайцы не собираются останавливаться!

Да что там говорить! Китай – в недавнем прошлом отсталая страна третьего мира – стал первой экономикой планеты!

Темпы роста экономики в 10-15 процентов. Небывалый рост благосостояния населения. Прекращение эмиграции. Рост социального обеспечения. Отсутствие кризисов. Все это говорит о том, что выгодополучателем от роста экономики в Китае являются народные массы. Вывод из этого только один: власть в Китае принадлежит не какой-то горстке миллиардеров, а  большинству населения, в большинстве своем – наемным работникам. Вопрос власти – ключевой при определении общественного строя. Диктатура пролетариата – ключевой признак социализма, запомните это. Вопрос собственности при социализме является производным.

В истории уже был пример, когда власть в государстве принадлежала пролетариату, а экономика в значительной своей части была частнособственнической. Государству принадлежали командные высоты этой экономики – земля, недра, банки, связь, транспорт, крупные предприятия. Вы уже, наверно, догадались, что мы говорим про СССР двадцатых годов. В Китае сегодня ситуация во многом похожая.

Утверждения про «многоукладность» китайской экономики идут в основном от КПРФ. Они, желая усидеть на двух стульях, несут чушь о сосуществовании, примирении в Китае социалистических и капиталистических отношений. Ерунда это. В Китае сегодня – начальная стадия социализма. Частный капитал там существует постольку, поскольку это необходимо для развития страны.

 

Основополагающий принцип коммунизма – это…

А) Запрет частной собственности

Б) Отмена эксплуатации человека человеком

В) От каждого по способности – каждому по потребности

Г) Освобождение труда

Многие коммунизды спят и видят, как сразу после прихода к власти они законодательно установят запрет частной собственности на всё. На средства производства в первую очередь, но не только. На жилье, на автомобили, мотоциклы… Ну может мопеды позволят иметь в собственности, да зубные щетки еще.

К счастью, эти коммунизды не то что в стране – в своей семье к власти прийти неспособны. В силу умственной ущербности они не понимают последствий такого шага, как запрет частной собственности.

Вы представьте, что будет с экономикой страны, если ваши танки завтра войдут в Москву и вы декретируете полную и немедленную национализацию всего: земли, банков, транспорта, предприятий… Вспомните, что производственные цепочки в России давно разорваны. Что российский бизнес во всех отраслях производства зависит от импортных поставок. А забугорные поставщики связаны деловыми отношениями и контрактами с этими самыми бизнесменами – вполне конкретными собственниками. Как вы думаете, что произойдет с этими отношениями и договорами при полной смене собственников с нашей стороны? С учетом того, что даже в сельском хозяйстве мы своего семенного фонда не имеем? Это не коллапс даже будет, а полный экономический кердык и самый натуральный голод. Горе-национализатор вряд ли успеет добежать до ближайшей границы. Порвут на клочки.

Ликвидация частной собственности – это процесс, связанный прежде всего не с национализацией частных предприятий, а с развитием государственных и кооперативных форм собственности. Владимир Ильич изначально не планировал скорой национализации заводов и фабрик – речь шла только о рабочем контроле. Изъятие предприятий у прежних собственников вызвано откровенным саботажем с их стороны и бедами, связанными с интервенцией.

Китайцы дураками не оказались. Частные предприятия у них сохраняются. Кошка должна ловить мышей, а частный производитель приносить пользу экономике. Но если уж кошка или производитель перестали выполнять свою функцию – пусть пеняют на себя.

Большим злом наши коммунизды считают эксплуатацию работников на частных предприятиях. И считают ее отмену непременным условием наступления социализма. Китай они именно на основании наличия в его экономике эксплуатации именуют капиталистическим государством.

Конечно, ничего позитивного в эксплуатации человека человеком нет. Но пока остаются предприятия в частной собственности – сохраняется и эксплуатация. Ликвидация эксплуатации – это тот же самый процесс ликвидации частной собственности, процесс довольно длительный. И запомните – происходит он при социализме.

Не могут ликвидация частной собственности и эксплуатации быть принципами коммунизма. Это необходимые условия строительства коммунистических отношений, не более.

Принцип «от каждого по способности, каждому по потребности». Еще на XXII съезде приняли третью программу партии, в которой назвали его великим принципом коммунизма. Ерунда это. Это всего лишь принцип распределения продукта. А вы помните, что говорил о распределении один классик?  «Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства». Значит, принцип «каждому по потребности» - двусторонний. Говоря о нем, мы имеем в виду не только потребности конкретного лица в предметах потребления, но и место этого лица в производстве, потребности производства в труде этого лица.

В будущем коммунистическом обществе, когда производство разовьется до невероятных по нынешним меркам высот, первой потребностью человека станет не колбаса, а труд. Основное условие удовлетворения этой потребности, помимо создания всеобщего изобилия – освобождение человека от вынужденного разделения труда. Это означает предоставление каждому возможности свободного выбора профессии, свободной смены профессии. Для этого требуется, во первых, увеличение свободного времени на самообразование. Во-вторых, изменение всей системы образования, превращение классического образования с его недопустимо высоким процентом брака в политехническое. Политехническое образование – это образование, соединенное с производством, позволяющее в будущем свободно выбирать и менять профессию в соответствии с личными наклонностями.

Главный, основополагающий принцип коммунизма – освобождение труда. Именно так называлась первая марксистская организация в России. Ее основатели дураками не были.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Программа Движения в вопросах и ответах. Вопросы социализма

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет.

Есть одна знаменитая игра которая просто и практично объясняет базовые признаки работы капитализма по Марксу - это Монополия.

Игроки начинаю игру сразу с пачкой денег (первоначальный капитал), где все участки, которые символизируют собой земли, участки городов, заводы и т.д. свободны (идет захват земель (средств производства) у общин, разорившихся феодалов, капиталистов или крах брежневской экономики при Горбачеве и т.д.). В игре имеются карточки с событиями, часто совершенно противозаконными, но они очень сильно подчеркивают особенности настоящего крупного бизнеса.

Первичное накопление капитала

Сперва все идет просто отлично, все ходят, скупая участки, повышают свои фонды и активы средствами производства, бизнес растет, все купаются в деньгах, дружно и лениво общаясь с друг другом, повышают рентабельность и производительность только что купленных участков, строя на них здания, которые сдирают все с большей и большей эффективностью деньги с других игроков, посмевших на них вступить.

Пачка денег растет у всех, у кого-то быстро, у кого-то медленнее (здесь многие, как бизнесмены в реальной жизни делают ошибку - считают что скорость роста их бизнеса нормальная), а эффективность роста предприятий здесь больше играет случайность броска кубика. Доходит даже до абсурда, в банке кончаются деньги и в ход идут расписки! Естественно, все нарушают закон, без этих грешков не будем капитализма, ибо старые порядки отжившей формации мешают делать капитал с точки зрения закона (например Демидовским заводам было запрещено нанимать беглый людей, чтобы не нарушать прав феодалов). 

Как говорится, тренд капитализма - восходящий, в это время устраивать революции по Марксу бессмысленно, тебя будут бить и пролетарии и буржуазия! Игра на данном этапе простая, и у многих игроков возникает вопрос: что любители нашли в этой игре? Скучная и тупая игра для малышей.

Капитализм

Наступает середина игры, нескупленных участков становится маловато, рынок оказался не бесконечным, а очень даже конечным. Все начинают видеть, что один игрок очень сильно разбогател и теперь дерет деньги с удвоенной силой со всех, становясь все богаче, а остальные чувствуют спинным мозгом - они начинают разоряться.

Игроки из-за конечности рынка начинают все сильнее и сильнее грызть друг друга, так возникает конкуренция.

Начинается главный этап игры, игроки объединяются в группировки, пытаясь “разорить” счастливчика, одиночки здесь не выживут (идет активное создание картелей, синдикатов, трестов). Но это не решает проблемы, разоренный счастливчик опускается на уровень ниже, но сразу выдвигается другой разбогатевший игрок, например из выигравшей команды (синдикат, конечно, сразу разваливается), который ничем по поведению не отличается от предыдущего богатея, игроки опять вынуждены объединятся против него, создавая новые группы, включая разоренного игрока.

Начинается обычная капиталистическая гонка по принципу, “умри ты сегодня, а я завтра.”

Также многие начинают обвинять ведущего, что он подыгрывает самому богатому игроку, и если бы в игре были задействованы настоящие деньги, это было бы вполне естественно и справедливо. Как чиновник может устоять от подкупа такими большими деньгами? Никак, его задача в жизни, состоит в том, чтобы за деньги лишь слегка подыгрывать участникам капиталистической гонки, и больше ничего. Обычно у меньшинства начинается появляться неудобные вопросы, что с капитализмом что-то не так, но тренд бизнеса пока восходящий, хотя уже не у всех, вот они и начинаю выдвигать различные теории, что с этой игрой что-то не так, нечестно все! Зато богатые им отвечают, что крутиться надо и смотреть за всеми, правила изучать.

Империализм

И наступает заключительный этап игры. Один игрок умудрился всех обыграть! У него теперь самые лучшие участки и самые высокие строения, срывающего с несчастного попаданца на его участок кучу денег. Теперь он стабильно выигрывает и может даже особо не следить за игрой. Остальные понимают, что через 10 или 20 ходов они наверняка проиграют, а то что они до сих пор в игре, это вопрос случая и времени. Все поиски способа заработка в игре исчезли. В таких случаях капиталисты ищут любой способ заработка и выжимают своих работяг досуха, начинается даже депопуляция населения, ибо выжатые работяги уже не могут содержать более трех детей, не впадая в бомжатский образ жизни, это работает закон воспроизводства рабочей силы.

Обычно все заканчивают на этом этапе игру, но мы заглянем чуть-чуть  дальше.

В жизни перед игроками стоит простой вопрос: станут ли капиталисты пролетариями или нет. Но жизнь не игра, в ней нельзя ограничится ее бумажными правилами и свернуть поле, посетовав на несправедливость и нечестность жизни от случайностей игральной кости и выйти из нее, игроки в реальный капитализм этого сделать не могут. Мы же в этой жизни живем и должны доиграть до конца.

Первый выход: пригласить иностранного инвестора с кучей бабок, который будет ходить по участкам разоряющихся старых бизнесменов и всем кидать бабки из своего бездонного кармана. Это спасет на время ситуацию, от хорошего притока денег все игроки возрадуются, но опять это только на время. Здесь все просто - главный игрок съест этого иностранного чувака с бабками или этот чувак его съест. Но бизнес разоряющихся получит только временную передышку, ситуация улучшится только на короткий период, хотя ради его привлечения пришлось отдать кое какие территориальные приобретения, например Курилы, кусок Баренцева моря и т.д..

Второй выход: опрокинуть стол, треснуть пару игроков по морде, выкинуть одного с балкона и продолжить с оставшимися игру, это как вы поняли, обыкновенная война.

Война при этом может быть криминальной, сепаратисткой или чисто военной, не важно, игроки пытаются силовыми методами решить экономические проблемы. В результате избитый игрок соглашается продолжить игру без половины участков или в квартиру приходит полицейский (ООН) и заставляет всех играть по правилам, стараясь не замечать, как оставшиеся игроки продолжают пинать друг друга под столом.

И не забываем про участвующий в игре пролетариат! Пролетариат, хорошо поработавший долгое время на хозяина и скопивший немного деньжат, становится дерзко умным, он решает что хватит горбатится на дядю и вместо того, чтобы купить себе квартирку или выкопать бассейн на даче, решает сыграть по-крупному! Он поверил в общество равных возможностей и он решил стать капиталистом! Ради этого шага журналисты долго и нудно писали все статьи о прелестях капитализма. Он увольняется и все свои накопления вкладывает в дело, купив себе кофейню, шашлычную, шиномонтаж, салон красоты, ювелирный магазин и т.д., планируя там поработать немного как простой работяга, а как только раскрутится бизнес, стать хозяином и отдыхать на Бали, как рекомендуют в модных журналах, типа “Космополитен”. Это в игре выглядит, как появление новых игроков с деньгами, каждый раз, через несколько ходов. Их с большим удовольствием ждут старые игроки!

Это как появление иностранного инвестора, только круче, у этих игроков значительно меньше прав! Поэтому этих игроков, “новых капиталистов”, разоряют на самых первых участках старые бизнесмены, они даже не успевают сделать круг, как вылетают из игры, и чем дольше длится эта игра, тем более безнадежна и печально судьба этих игроков. Ну а старые бизнесмены по привычке несут журналистам новые деньги на привлечение лохов в их уютный кружок, работая по типу Форекса, привлекая новых мотыльков в их убыточную отрасль.

Что мы сейчас и наблюдаем: кто успел открыть бизнес в 90-х и не разорился, тот процветает, а новые бизнесмены пытающиеся сейчас открыть бизнес по более мягким правилам и с вроде выгодной идеей, вылетают в трубу за пол-года.

В результате квартира пополняется кучей людей, которые разорились и прислуживают самому богатому игроку за копейки, надеясь что он им даст чуть-чуть поиграть, отвалив капельку бабла от своих сокровищ, а он над ними еще всячески издевается, то спинку просит почесать, то в кофе молока добавить и т.д. В результате у всех собравшихся в голову начинает приходить один вопрос:

- Что они здесь делают?

Играют!

- Они могут спокойно работать и жить без него?

Могут! Да запросто!

- А может нахрен выкинуть эту игру и продолжить дальше жить без ее дурацких правил? Если играть получается все равно только одному игроку, а остальные страдают?

А как эта ситуация называется в марксизме, когда один или несколько игроков заправляют всей игрой, а все остальные им только прислуживают? Империализм, высшая стадия капитализма. А дальше ко всем проигравшим приходит мысль, что игра дурацкая, не стоит ей заморачиваться и тратить на нее жизнь, раз уж выиграть становится вообще не реально. Идея, которая овладела массами и стала материальной силой.

И какие выходы из этой игры человечество придумало за целых сто лет?

  1. Классовые мечты мелкой буржуазии, которые выдвигают одинаковые идеи под разными соусами либертарианства, народничества, чернопередельцов и эсеров - все крупные игроки должны исчезнуть (кто и как это будет делать, скромно умалчивается, наверное государство, и вообще в этом вопросе они напускают максимальный туман), их имущество раздать мелким игрокам, соответственно, оставить только мелких игроков. Монополизм это якобы извращение капитализма, да и все их богатство нажито с нарушением закона. Даже антимонопольные законы принимаются, эффект от которых для системы как мертвому припарки. Зато они приносят пользу крупным игрокам, помогая разорить и поглотить других крупных игроков. В общем, нажить честно гигантское богатство при капитализме не представляется возможным технически. А так как капитализм или игра в “Монополию” все время рождает новых крупных капиталистов, чистки должны проводиться  регулярно раз в 10 лет, наверное? Игроки над такими вещами не задумываются или стараются не распространяться. Да и чистки обычно сопровождаются кровью. Периодически бросать общество в гражданскую войну или бандитский беспредел, как это делали Березовский и Ходорковский?
  2. Меньшевизм – ждать, пока самый крупный игрок наиграется в игру, разорив всех и доведя до точки кипения, после чего проигравшие ему вцепятся ему в горло и забьют ногами и, разделив его богатства, провозгласят социализм. Это как бы эволюционный путь развития. В ходе разорения слабых игроков надо бороться за уменьшение страданий их, а заодно и рабочих. Довольно бессмысленное занятие, так как у разоряющихся нет никаких излишков, все поглощает конкурентная борьба с главным игроком, это больше напоминает благие напоминания. А самое главное – не надо ничего делать, просто сидеть, раздавая советы, и ждать, когда все завершится своим путем. Как показывает опыт, ждать надо лет двести, а победившие игроки ни на грамм не будут уважать меньшевиков и прислушиваться к их словам, они же все сами сделали, без них. И все вернется на круги своя.
  3. Радикальные левые (анархисты, троцкисты) - всех крупных и мелких игроков моментально лишить имущества и денег. Деньги ликвидируются. О том, что при этом моментально рухнет хозяйственная жизнь страны, они стараются не задумываться, типа массы сами разберутся. Такая точка зрения не особо отличается от идей мелкой буржуазии, ибо рухнувшая экономика сразу возрождает капиталистов, маскирующихся под социалистов или анархистов, которые под прикрытием псевдосоциалистических идей объединяются в одну партийную структуру и начинают грабить народ коллективно. Анархия - мать порядка. Частно- или коллективно-капиталистического, зависит от того, какой идеей ее осеменит папаша-переворот.
  4. Марксизм-ленинизм с переходным периодом - имущество отбирается только у крупных игроков, частные банки объединяются в один государственный, а деньги из него отпускаются на нужды общества и стимулирование коллективных предприятий с целью развития их до общенародных. В результате этих мер у общества резко возрастает уровень потребления и оно отправляется к оставшимся мелким и даже средним игрокам делать покупки, что, в свою очередь, повышает прибыльность их средств производства. Это называется НЭП, экономическая политика, которая проводилась в СССР при Ленине и Сталине и которая сейчас проводится в Китае. Но государство при НЭПе работает только в интересах пролетариата - социализм же, и оно скорее откроет больницу, чем будет спасать неудачника-бизнесмена, что является нормой при капитализме. При НЭПе частник остается сам по себе, государство ему не мешает, но и не помогает. Большая часть этих игроков либо разоряется и вливается в коллективные предприятия, либо вливается, не дожидаясь разорения, так как такая форма заработка гарантирует стабильный, растущий доход. А самые крупные и умелые частные игроки постепенно оттесняются от управления бизнесом государственным вмешательством, что, впрочем не мешает им иметь вкусный кусок пирога за заслуги на ниве эффективного менеджмента. 
  5. Консервация и кейнсианство - посредством государственного регулирования не давать капиталистам сильно богатеть и грабить рабочих. Баланс этот довольно трудно поддерживать в течение длительного времени из-за самой природы капитализма, для этого должна быть хорошо развитая колониальная система, которая дает постоянный приток денег из вне, а если притока нет, то остается лишь фашизм. А лучше все и сразу! Но капиталисты через некоторое время все равно сломают эту систему, ибо государство это они.

А что же за нелюбовь к ленинским методам у капиталистов, если либертарианство предлагает решения намного жестче? А то, что их игра постепенно сворачивается. Капиталисты постепенно разоряются в конкурентной игре с социалистическим государством, которое владеет имуществом бывших крупных игроков. Впрочем, та же судьба их ожидает и при любой форме капитализма, быстрее или медленнее, ведь не важно в какой форме собственности находится более эффективный бизнес, частной или общенародной.

Или их бизнес развивается до размеров интересных государству, и попадает под его контроль, а капиталист становится управляющим, хотя и имеющим определенный процент с прибыли (по заветам Мао - 20%)

А пролетариат становится сильно богатым и постепенно по уровню доходов начинает перерастать мелких капиталистов, хозяину киоска с шаурмой становится обидно, что он теперь зарабатывает меньше сварщика, и он уходит на более высокооплачиваемую пролетарскую работу, хотя при капитализме он бы ушел в бомжи, да еще с кучей навешанных долгов, которые приобрел, пытаясь спасти бизнес.

Тут видно два аспекта:

  1. Классовый - капиталистам не нравится, что любая кухарка способна управлять государством после получения соответствующего образования. Одна лишь мысль, что народ будет править государством, доводит их до судорог.
  2. Государственный - капиталистическое государство существует только ради интересов капиталистов, поэтому когда возникает кризис и стоит вопрос, дать субсидии капиталистам или закрыть пару больниц, государство всегда выберет гос. помощь капиталистам. Что не мешает капиталистам потом попрекать рабочих в желание халявы, что они хотят помощь от государства, хотя сами они ее постоянно и регулярно получают.

Так в чем проблема капиталистов, если экономическая модель европейских мыслителей Адама Смита, Давида Рикардо и Карла Маркса чудесно работает? Проблема для них в Марксе заключается в том, что он продолжил мысль своих предшественников и вместо нравственного морального сокрушения предшествующих ученых, что такова жизнь, надо с этим смирится и продолжать жить, он внезапно показал, что дальнейшее развитие не просто возможно, но неизбежно, и наметил пути того, как его ускорить и миновать стадию монополистического капитализма.

В результате буржуазная пропаганда вынуждена отрицать очевидное:

- Маркс ошибся в своих прогнозах! Никакого монополизма нет!
- А что это у вас за спиной Микрософт, Газпром, Дюпон и Шелл выглядывают?
- Это вам кажется! Только Микрософт был осужден, он исправился! А на остальные у вас есть постановления суда?
- Хм.. а как суд может их осудить если они все вхожи в кабинеты президентов?
- Это вам кажется! В нормальных странах с этим успешно борются и давно победили эти явления!
- Да что вы за спиной опять прячете семейство Бушей, Клинтонов, Трампа, подогнавшего зятю контракт на строительство мексиканской стены, а осуждаете Саркози!
- Их осудили? Нет!
- Ладно, трудно доказывать очевидные вещи, у меня есть дела поинтереснее.

Вывод

Игра “Монополия” является быстрым способом понять основы марксизма - первичное накопление капитала, капитализм, империализм.

Попытка выхода из тупика игры “Монополии” в виде таких действий как война, вызов других игроков (инвесторов), ликвидация крупных игроков, только отсрочивает возврат в тупик капитализма, и лишь один выход гарантирует постоянный эффект и причем без резких переходов - марксизм-ленинизм.

Всем, кто не понимает, как работает капитализм и в чем его проблемы, играть в “Монополию”. Ссоры в ходе игры символизируют войны.

Крупная буржуазия не любит социалистический НЭП, потому что понимает, что любой капитализм без поддержки государства не конкурентоспособен, и только подчиненное им государство может обеспечить капиталистов крупными инвестициями, но если власть государстве будет принадлежать народу, этого не случится. 

Игра по марксизму - “Монополия”. Маркс одобряет.